Monthly Archives: August 2015

Турандот_обложка copy 2

Milli İrsimiz. Часть 2

Первая часть

Предисловие к данной статье

Несколько месяцев назад читала о Марселе Дюшане и о том, как самая знаменитая из его работ «Фонтан» (обычный писсуар) на самом деле принадлежит эксцентричной поэтессе Эльзе Плёц.

Дюшан заврался также как и Уолтер Кин, который годами присваивал себе работы жены, только в случае недавно экранизированной Тимом Бертоном истории Big Eyes, справедливость восторжествовала. В случае с «Фонтаном», арт-мир пока что не готов официально признать то, что боготворение Дюшана как основоположника современного концептуального искусства основано на лжи. Однако оба эти примера являются вводными в борьбу за справедливость.

 

Ближе к делу…

Моя история не столь разоблачительна, и не про плагиат, а скорее всего о забвении. На сегодняшний день то, что знаменитая опера «Турандот» Джакомо Пуччини по своему сюжету идентична истории из произведения Низами Гянджеви остается все еще малоизвестным фактом. Почти все, кому я ее ни рассказываю, искренне удивляются. Удивилась и я, обнаружив эту связь совершенно случайно, на волне поиска себя и ответа на вопрос, что же делает меня азербайджанкой, и как не растерять свою национальную и культурную принадлежность, проживая длительное время за границей.

Все началось с того, что пару лет назад я загорелась желанием поставить балет «Семь Красавиц» в Европе. Через сокурсника по Bocconi, который оказался семейным другом театрального сценографа Энцо Фригерио (Ezio Frigerio)  и его оскароносной супруги Франки (Franca Squarciapino), я познакомилась с этой интересной парой. Несмотря на свой преклонный возраст, супруги на тот момент активно работали и успешно поставили балет «Спящая Красавица» в Астане в честь 15-летия празднования новой столицы Казахстана. В их загородом доме на озере Комо мы говорили о том, какие снобы управляют знаменитыми оперными театрами, как паре не нравится акустика в Большом после его реконструкции и как вообще трудно продвигать что-то новое на мировых театральных площадках. Идея балета им очень понравилась, и они при мне начали обзванивать своих друзей, спросить совета, какая балетная труппа подошла бы для спектакля. Прощались мы в надежде встретиться снова и планировать следующие шаги…

По странному стечению обстоятельств, после этой встречи меня «сослали» по работе именно в Казахстан на долгие месяцы и о моей театральной мечте пришлось забыть, тем более, что она никак не вязалась с интенсивной работой в консалтинговом проекте для одного из мировых лидеров сыро-молочной продукции. Свободного времени оставалось не так много, и все же монотонно скучные вечера пребывания в гостинице после работы я решила скрасить изучением либретто балета и просмотром записей на канале YouTube. Советская постановка мне казалась неестественной, а в новой версии 2008-го года чувствовалась какая-то незавершенность, хоть либретто достоверно повторяло сюжет поэмы. Но, если есть вопросы, лучше обратиться к первоисточнику – самому Низами и его невероятно глубокой философии и сплетению сюжетов! Кто не читал, советую – Вас ждет много открытий! Из школьной программы я не очень помнила содержание поэмы (к слову мы не читали оригинал, а ограничились конспектами учителя по литературе), поэтому я села читать Низами впервые. Так вот, «Хафт пейкар» или «Бахрам-Намэ» 1197-го года (в русском переводе известная как «Семь красавиц») – поэма о любви, всех ее проявлениях и о семи цветах, с которыми ассоциируется любовь, начиная от самой порочной, темной, закончившейся физическим насилием, и до самой светлой и трогательной, когда влюбленные решили остаться непорочными до свадьбы. У Низами любви без секса не бывает, и его воображению с подборкой метафор интимным отношениям, наверное, позавидует любой автор любовных романов!

Но самым большим открытием и удивлением для меня было то, что история Славянской принцессы, рассказанная шаху Бахраму о красном цвете – это сюжет последней оперы Джакомо Пуччини «Турандот», которую многие знают по арии в исполнении Паваротти – Nessun Dorma. Для сравнения предлагаю ознакомиться с либретто оперы и историей принцессы у Низами.

TURANDOT-saprtito-brunelleschi

Так выглядят первые ноты для оперы “Туандот” 1926-го года с иллюстрациями Брунелески, которые я впервые увидела в антикварном книжном магазине в Милане, а совсем недавно купила на аукционе Ebay! 

Общепринятая и растиражированная версия написания «Турандот» Пуччини, которую можно найти в любой книге, рассказывает о том, как композитор прочел пьесу Фридриха Шиллера 1801 года, которую тот написал по произведению Гоцци «Турандот» 1762 года. Я стала искать ответ на два вопроса: откуда Гоцци взял историю и был ли он знаком с произведением Низами. По словам моего знакомого композитора и исследователя творчества Пуччини Лоренцо Ферреро, «мы можем быть уверены в том, что Гоцци читал Делакруа.» Французский писатель Делакруа в своем сборнике «Тысяча и один день» (не путать с «Тысяча и одной ночью» Вильгельма Гауфа) написал историю Низами из “Семи красавиц”. Лоренцо добавил, что «[сам Делакруа] утверждал, что потерял «персидскую книгу», из которой он «перевел» эту историю, не упоминая автора [оригинального произведения]. Возможно, Делакруа и не знал, что истории, описанные им в «Тысяча и одном дне», имеют авторов. Уже в 18-м веке эта история [отрывок-рассказ Славянской принцессы] становится частью всеобщего наследия». У Делакруа безымянная принцесса-славянка Низами обретает имя «Турандот» – «Дочь земель Турана».

Хотя профессор Джиавери из Университета Турина выдвигает версию о том, что Пуччини могла быть известна статья о Низами и его произведениях, которая вышла в двадцатые годы, в архивах дома-музея композитора в Тоскане, а также компании Casa Riccordi и музее Teatro alla Scala прямых доказательств я не нашла. Искала я книги Низами или упоминание о нем и в доме-музее Шиллера в Германии, но и там не произошло сенсационного открытия. Получается, что во время написания оперы о Низами возможно и не знали, а сейчас о нем и напрочь забыли, и многие музыковеды даже не осведомлены о первоисточнике оперы Пуччини. На мой прямой вопрос директору, отвечающему за всю печатную продукцию оперного театра Ла Скала, Франко Пульчини, последовало объяснение, что оперные театры больше интересует музыкальная составляющая, а либретто и его история второстепенны. Однако, он дал мне нужное направление, посоветовав обратиться к брошюре «Турандот» 2010/2011 сезона Ла Скала, где в своей статье «Giunge da lontano, la principessa crudele…» профессор Мария Тереза Джиавери делает сравнительный анализ поэмы Низами и либретто оперы Пуччини. К нашему общему сожалению, ее предложение выпустить отдельную книгу о Низами и его образе принцессы, которая всем стала известна под именем Турандот, дирекция театра отвергла. С приходом нового директора Александра Перейра Ла Скала поменяла позицию по ряду вопросов, и в брошюре 2015 года упоминание о Низами, к сожалению, отсутствует.  (Я обращаюсь с надеждой к нашим меценатам изыскать возможность помочь госпоже Джиавери в выпуске ее книги, а в дальнейшем и проведении конференции, посвященной творчеству Низами.) Общение с госпожой Джиавери стало моим третьим полноценным интервью-встречей с международными экспертами на тему «культурного моста Низами-Пуччини». По мере возможности, я буду публиковать мое общение со специалистами по Восточной литературе, исследователями творчества Пуччини и работниками мировых оперных театров (неудивительно, первым в списке идет моя любимая Ла Скала).

Но встрече с профессором Джиавери и спонтанно начавшимся циклом общения со специалистами, предшествовали месяцы посещения всех книжных магазинов Милана, запись в несколько библиотек с целью поиска какой-то информации о Низами в книгах об опере и композиторе Пуччини. Почти отчаявшись и получив долю насмешек от знакомых своей обсессией Низами, я решила обратиться к специалистам разных сфер и трех континентов – литературоведам, ориенталистам, музыковедам. Приятно удивила их открытость и желание помочь в изучении вопроса. Ведущим специалистам Колумбийского, Принстонского, Оксфордского и Кембриджского университетов, знаменитым композиторам или директорам музеев не нужно было знать ровным счетом ничего обо мне, они без проблем приглашали меня домой на чашку чая, давали личные контакты и дарили свои книги, в то время как в некой бакинской инстанции с именем Низами в названии, на мою просьбу поделиться со мной именами (даже не контактами!) исследователей творчества Низами, запросили мой CV, нынешнее место работы и детальное описание, зачем мне нужны имена этих «важных людей». Было и обидно, и смешно! Конечно, никакой помощи от них, даже после того, как я все объяснила не последовало… ну и ладно!

За время моего изучения данного вопроса, я поняла, что информация о Низами и «Турандот» остается в рамках узкого круга специалистов и описывается в нескольких малочитаемых блогах, а из серьезных источников, проскальзывает мельком в качестве одного предложения в англоязычной версии Википедии и проекте колумбийского университета Encyclopedia Iranica. Там же упоминается швейцарский исследователь Мейер, который в 1941 году опубликовал статью “Turandot in Persien” – это одно из самых ранних упоминаний о первоисточнике. Но этих капель в Интернете недостаточно для популяризации информации о том, что отрывок из поэмы Низами лег в основу нескольких произведений и в итоге стал оперой Пуччини. Какой-то весомой книги на этот счет также пока не было опубликовано, поэтому есть, куда стремиться отечественным и иностранным исследователям и ученным. Приятно то, что за последние несколько лет имя Низами редко, но все же всплывает при упоминании оперы Пуччини. Вот несколько примеров: сайт радио в Калифорнии, информационный портал World Concert Hallконференция в Лейдене и оперный театр в Софии (особое спасибо автору за то, что он не радикально называет Низами персом, а готоврит о том, что Низами можно считать азербайджанским поэтом!).

IMG_5953 copy В театре Ла Скала, помимо программок, которые печатаются для каждого вчера, есть брошюры, рассказывающие о постановке, и книга-издание на каждый оперный сезон. У них нет ISBN кода и я не могла долгое время найти такую книгу сезона 2010-2011 года, когда в Ла Скале в последний раз ставилась опера. Именно в ней профессором Марией Терезой Джиавери была написана статья о Низами, но эту статью не найти ни на сайте театра, ни в где-либо в Интернете. В итоге, я попросилась в архив музея Ла Скала, чтоб почитать статью хотя бы там! Не прошло и трех месяцев, как в магазин Ла Скала, где, как я узнала, эксклюзивно продаются эти брошюры привезли со склада по моему запросу этот редкий экземпляр! А профессор Джиавери во время личной встречи дала согласие на перевод текста! Теперь дело за Ла Скала, которая обладает совместными авторскими правами. Если дирекция даст добро, в скором времени мы переведем эту статью с итальянского на русский и азербайджанский!

Screenshot 2015-07-20 21.17.24

Первая брошюра “Турандот” от 25 апреля 1926-го года

Turandot 2015

Брошюра “Турандот” от 1 мая 2015-го года

Продолжение следует…

Турандот_обложка copy 2

Milli İrsimiz

С момента запуска видео-пилота проекта “Milli Irsimiz“, рассчитанного на западную аудиторию о культурном мосте, протянувшемся через поколения и широкую географию, прошло несколько недель и на удивление, результат пока что оставляет желать лучшего: на канале Youtube всего несколько тысяч просмотров, а запланированные публикации в западных СМИ либо откладываются, либо не печатаются. Объяснения – ниже. 

Поэтому хочу обратиться ко всем читателям блога УС и представителям СМИ (наших и зарубежных) от первого лица и попросить помочь распространить информацию о первоисточнике сюжета оперы “Турандот” итальянского композитора Джакомо Пуччини – поэме “Семь красавиц” Низами. Более подробно об этом я написала в российском блоге “Сноб” и английском The Culture Trip в июле.

Большая просьба: делились ссылкой на видео (вот она) либо специальным кодом, почему объясню ниже. Для любых пояснений обращайтесь напрямую: все детали в конце статьи.

Видео “The Story of Continuity: from Nizami to Puccini” вышло на канале YouTube 23 июля 2015 года. Видео на английском, но Вы можете выбрать субтитры на азербайджанском и русском в правом нижнем углу экрана (иконки “CC” и “Settings”). 

 

Еще как автор проекта я хочу подчеркнуть следующее: 

  1. я не первооткрыватель: информация о похожести сюжетов прослеживается в разных источниках (о них я напишу на следующей неделе), но они не столь популярны и до сих пор остаются неизвестными широкой общественности.
  2. я – не музыковед и не литературовед, у меня бизнес образование, живу и работаю в Милане. Опера – мое хобби. Мои подозрения о том, что сюжет оперы Пуччини взят из “Семи красавиц” Низами нашли подтверждение в брошюре миланского театра Ла Скала за сезон 2010/2011. Для дальнейших исследований, поездок и встреч со специалистами мне необходима была поддержка, которую обеспечила организация Azerbaijan Students Network (ASN), сотрудникам которой приношу свою глубокую признательность!
  3. я – азербайджанка и патриот своей страны. Проект “Милли Ирсимиз” ставит перед собой задачу рассказать о том, что мне нравится и чем я горжусь, когда я говорю, что я – азербайджанка и, таким образом привлечь внимание Запада к истории и культуре страны! Видео-проект рассчитан на международную аудиторию и выполнен строго по требованиям к созданию такого рода матереала (получение лицензии на использование музыкальных фрагментов музыки Nessun Dorma из оперы Turandot в исполнении знаменитой скрипачки Ванессы Мэй от правообладателей –  компаний Universal Music Publishing/Casa Ricordi и Warner Music, консультации с экспертами в сфере музыки и литературы, получение их разрешения на использование цитат из специально сделанных для проекта интервью).
  4. ни о каком плагиате тут речь не идет и идти не может! Я никого ни в чем не обвиняю, особенно Пуччини и европейских писателей. Цель видео – добиться включения информации о Низами в брошюры ведущих оперных театров мира (как это было сделано Ла Скалой в 2010 году), а также оказать поддержку и продемонстрировать заинтересованность нашей страны в изучении Низами ведущими иностранными специалистами. Видео – это попытка донести до любителей оперы и литературы интересную связь между Великим Пуччини и революционной оперой “Турандот” и Великим Низами и невероятно лиричным и тонким произведением “Семь красавиц”, которое я советую всем прочитать на досуге!

Проекту очень нужна международная поддержка и “послы доброй воли”. Это могут быть как общественные деятели, знаменитости, так и каждый из вас: посмотрев и поделившись ссылкой вы помогаете распространить информацию. Конечно же, лучше всех с задачей послов проекта справились бы сами оперные певцы и оперные театры.

Пока что большой удачей стало мое знакомство с оперной дивой Ниной Стемме в Милане на премьере оперы “Турандот” в мае, где она исполняла главную партию. Она нашла время на встречу и интервью и помогла распространить информацию на премьере оперы в Швеции этим августом. Но намного приятнее, если кто-то из азербайджанских исполнителей классической музыки и оперных певцов или даже знаменитых бакинцев поможет в распространении информации. 

Пользуясь случаем, хотела бы поздравить нашего соотечественника Юсифа Эйвазова с главной мужской ролью в постановке “Турандот” в Метрополитен опере. Об этом певец поделился на своей официальной страничке в ФБ. Опера “Турандот” – одна из самых сложных в исполнении.  Очень надеемся, что Юсифу известны корни сюжета оперы и он сможет рассказать о них своим коллегам и поклонникам!

В скором времени на блоге УС выйдет еще две статьи, описывающий проект и более детально рассказывающий о предыстории проекта и непосредственно о том, как делалось видео. 

wink

Иллюстрация Славянской Принцессы Назрин-Нуш из видео The Story of Continuity: from Nizami to Puccini. © Asli Samadova (P) 2015 Asli Samadova and ASN (Azerbaijan Student Network), Illustrations by Creative 141 Worldwide.

 

P.S.:  По условиям договора-лицензии на использование музыки Пуччини с компаниями Warner Music и Casa Ricordi/UMPP видео может быть только на Youtube-канале Milli Irsimiz. Скачивание и размещение видео на иные платформы не разрешается и нарушает авторские права участников и партнеров проекта, и влечет для нас последствия вплоть до отзыва лицензии Warner Music и Casa Ricordi/UMPP. Еще это снижает общее количество и популярность просмотров ролика на канале Youtube, а нам важна статистика просмотров. Чем больше просмотров на Youtube, тем больше шансов быть замеченными: аудитория намного охотнее смотрите видео с большим количеством просмотров и у таких видео намного больше шансов продвигаться самим Youtube в различных чартах. Поэтому, делитесь линком или используйте код c Youtube для вставки на ваш сайт/блог.

Нам будет приятно узнать, где и как упоминается информация о проекте. Вы можете делать tag странички MI Project: Milli Irsimiz – National Heritage of Azerbaijan в Facebook  и подписаться на новости. Если у Вас есть свежие идеи и желание поддержать проект, будем рады, если Вы ими поделитесь!  

Кроме того, нам важно знать, когда о проекте пишут СМИ: информацией о новых статьях мы делимся на страничках MI Project и ASN в ФБ. Вы можете свободно использовать пресс-релиз проекта видео по Низами на русском, азербайджанском, английском, немецком и итальянском языках и обращаться ко мне по любым вопросам по проекту. Перед печатью буду признательна, если сообщите: для проекта важна достоверность и правильное отображение нашей философии. Для этого, пишите мне или в инбокс блога и я вышлю Вам вcе материалы! Если же данный или иной уже опубликованный материал перепечатывается или используется для написания статьи, пожалуйста, не забывайте указывать авторство текстов/источник, упоминать о партнерах проекта видео-анимации The Story of Continuity: from Nizami to Puccini – организации ASN, а также включать ссылку на источник текста, из которого вы почерпнули информацию. 

Спасибо за понимание!

visockiy vladi

Не бойтесь опоздать!

Поэты совершаются в семнадцать ―
Чуть раньше или позже. А в ребёнке
Вдруг возникает, образ, звук, число.
Поэзия ― душевный опыт в слове.
И в ней метафоры ― остаток детства.
Лишь на заре людского разуменья
Основою был образ, а не мысль.
Дитя̀-поэт ― виденье давних эр.
Ожившее дитя палеолита,
Смятенное среди иного быта,
Поскольку вспомнило то, что забыто ―
Язык природы и небесных сфер

Дорогой читатель,

честное слово, я не обдумываю литературную «тему» на год. Просто так получается, что в канун Н-ного летия, ко мне приходит тот или иной лейтмотив. В его ритме я и собираюсь (точнее сказать, надеюсь) писать весь следующий год. Если Вы не против, я уйду с головой в поэзию, тем более, что все предпосылки к этому Вы уже наблюдали в моих предыдущих статьях – в маленьких тематических  пред-четверостишьях.

Считаете ли Вы, что поэзия устарела? Недавний Open Mic Night проведенный 404 Found, собственно говоря,  доказывает обратное, по крайней мере в Баку. Сотни молодых людей, выражают своё инакомыслие в стихах. Проблема состоит только в том, что талантливым сочинителям тяжело быть услышанными. Нет, платформ как раз таки для самореализации пруд пруди, а вот самоуверенности, смелости именно тем, кому есть о чем писать, не достаёт.  Не устану писать о том, что «он уходил, она молчала»  печальным образом читается в новостной ленте больше, чем над текстом с более глубокой смысловой нагрузкой, но сейчас не об этом.

1_1

Итак, идею начал Бахтияр Вахабзаде, в моем прошлом посте.  Повторяться я не люблю, не хотелось грузить Вас ударно шекспировским «роза пахнет розой». Перебирая любимые стихотворения, решила подарить шкафу, а вместе с ним и Вам, «живого» Высоцкого ( сборник его стихов мы оставили по тому же адресу- в археологическом парке, в старом городе, во всеми любимом Шкафчике).

Я не люблю фатального исхода,
От жизни никогда не устаю.
Я не люблю любое время года,
Когда веселых песен не пою. 

Я не люблю холодного цинизма,
В восторженность не верю, и еще –
Когда чужой мои читает письма,
Заглядывая мне через плечо.

 

Я не люблю, когда наполовину
Или когда прервали разговор.
Я не люблю, когда стреляют в спину,
Я также против выстрелов в упор. 

Я ненавижу сплетни в виде версий,
Червей сомненья, почестей иглу,
Или – когда все время против шерсти,
Или – когда железом по стеклу. 

Я не люблю уверенности сытой,
Уж лучше пусть откажут тормоза!
Досадно мне, что слово “честь” забыто,
И что в чести наветы за глаза.

 Когда я вижу сломанные крылья –
Нет жалости во мне и неспроста.
Я не люблю насилье и бессилье,
Вот только жаль распятого Христа.

 Я не люблю себя, когда я трушу,
Обидно мне, когда невинных бьют,
Я не люблю, когда мне лезут в душу,
Тем более, когда в нее плюют.

 Я не люблю манежи и арены,
На них мильон меняют по рублю,
Пусть впереди большие перемены,
Я это никогда не полюблю.
                                      (1969г)

 

VV

Сколько статей написано о Владимире Семеновиче? Сколько из Вас цитирует его «место встречи изменить нельзя» или « где мои твои семнадцать лет»?  Читая его, кажется, будто он прожил несколько жизней – как ведь иначе можно было вместить столько в эти 42 года? Говоря несколько жизней, нельзя подразумевать двуличие, ибо лицемерие ему было чуждо.

Я в тайну масок все-таки проник.
Уверен я, что мой анализ точен:
И маска равнодушья у иных –
Защита от плевков и от пощечин. 

Но если был без маски подлецом,
Носи ее. А вы? У вас все ясно.
Зачем скрываться под чужим лицом,
Когда свое, воистину, прекрасно? 

Как доброго лица не прозевать,
Как честных угадать наверняка мне?
Они решили маски надевать,
Чтоб не разбить свое лицо о камни.

 

Высоцкий родился 25 января 1938 в Москве. По итогам опросов, является вторым в списке «Кумиров 20 века» после Гагарина. Странно, что в Москве до сих пор нет улицы его имени (вопрос был поднят директором «Эхо Москвы»  Алексеем Венедиктовым  в ходе прямой линии с президентом в апреле текущего года).  Высоцкий написал больше 700 стихотворений, но был не только талантливым поэтом, но и певцом, и актером.  Работы в кино, концерты, спектакли (Высоцкий играл и Гамлета, и Лопахина из Вишневого сада). А  Вы знали, что он написал сценарий к фильму «Зелёный Фургон»?  И всё же, ушел рано, и не все успел нам сказать.

Не кричи нежных слов, не кричи,
До поры подержи их в неволе, —
Пусть кричат пароходы в ночи,
Ну а ты промолчи, промолчи, –
Поспешишь — и ищи ветра в поле.
Она читает грустные романы, —
Ну пусть сравнит, и ты доверься ей, —
Ведь появились черные тюльпаны —
Чтобы казались белые белей.
Не кричи нежных слов, не кричи,
До поры подержи их в неволе, —
Пусть поэты кричат и грачи,
Ну а ты промолчи, промолчи, —
Поспешишь — и ищи ветра в поле.
Слова бегут, им тесно — ну и что же! —
Ты никогда не бойся опоздать.
Их много — слов, но все же, если можешь —
Скажи, когда не можешь не сказать.

                                                                                       (1968 г)

 

Сколько сказано, столько и не сказано о его романах. «Дамский угодник» и прочие ярлыки были присвоены Высоцким в течение его многочисленных связей. Биографы выделяют его отношения с Мариной Влади. Той, что «была в Париже» посвящено десятки шедевров.

Люблю тебя сейчас
Не тайно – напоказ.
Не “после” и не “до”, в лучах твоих сгораю.
Навзрыд или смеясь,
Но я люблю сейчас,
А в прошлом – не хочу, а в будущем – не знаю. 

В прошедшем “я любил”
Печальнее могил.
Все нежное во мне бескрылит и стреножит,
Хотя поэт поэтов говорил:
- Я вас любил, любовь еще, быть может…

 Так говорят о брошенном, отцветшем –
И в этом жалость есть и снисходительность,
Как к свергнутому с трона королю.
Есть в этом сожаленье об ушедшем,
Стремленье, где утеряна стремительность,
И как бы недоверье к “я люблю”.

Люблю тебя теперь
Без обещаний: “Верь!”
Мой век стоит сейчас – я век не перережу!
Во время – в продолжении “теперь” –
Я прошлым не дышу и будущим не грежу.

 Приду и вброд и вплавь
К тебе – хоть обезглавь! –
С цепями на ногах и с гирями по пуду.
Ты только по ошибке не заставь,
Чтоб после “я люблю” добавил я и “буду”. 

Есть в этом “буду” горечь, как ни странно,
Подделанная подпись, червоточина
И лаз для отступления в запас,
Бесцветный яд на самом дне стакана
И, словно настоящему пощечина, –
Сомненье в том, что я люблю сейчас. 

Смотрю французский сон
С обилием времен,
Где в будущем – не так и в прошлом – по-другому.
К позорному столбу я пригвожден,
К барьеру вызван я языковому. 

Ах, – разность в языках!
Не положенье – крах!
Но выход мы вдвоем поищем и обрящем.
Люблю тебя и в сложных временах –
И в будущем и в прошлом настоящем!

                                                                                          (1973 г)

visockiy vladi

Поэзия не может устареть, ведь только она так гармонично вписывается в любой век, в любую реалию. По-моему, она может только слегка постареть, что не сделает её менее уместной. Присылайте нам свои стихи, друзья, и не бойтесь заявить о своих начинаниях на следующих сессиях , которые также будут проведены при нашей поддержке. Мой друг, не бойся повторять,  поэзия ― дитя повтора. Мы вас обязательно оповестим, а Вы пока пишите!

 

P.S. Цитата о “той, что была в Париже” взята из стихотворения Владимира Семеновича, посвященное Ларисе Лужниной, но это, совсем другая история =)

IMG_3871

Крематорий из стекла и бетона

Постоянно ищу в Берлине всякие неприметные и удивительные места. Сегодня публикация как раз о таком, так что добавляйте в мемориз – в случае посещения Берлина понадобится. Речь пойдет о кремотории. Да, именно о крематории, только не пугайтесь. Расположенный на окрайне города крематорий Баумшуленвег (Baumschulenweg) является чуть ли не главной достопримечательностью города, по словам студентов архитектурного факультета берлинского университета (один из них мне и рассказал про этот “объект”).

IMG_3949

Это мрачнейший комплекс, даже если не знать о его предназначении. Вход в стаянку ведет под землю, куда спускаешься с неохотой.

IMG_3937

Выход наружу тоже не особо жизнерадостный.

IMG_3933

Вот труба из подвала. Из нее валит дым (мы в крематории, если что).

IMG_3921

Проект здания крематория подготовил именитый берлинский архитектор Аксель Шультес совместно с дизайнером Шарлотой Франк. Строили его 3 года и окрыли в 1999 г. В этом же году Аксель и Шарлота получили архитектурную премию за их проект, в котором “патетика уживается с функциональностью”, а “бетон ведет к свечению”.  Действительно, первое, что брасается в глаза – это бетон и стекло.

IMG_3935

Крематорий открыт для посетителей каждый день, кроме воскресенья. Когда мы пришли, там не было ни души, даже из администрации никто нас не встретил. Просто открытая дверь. Жутковато.IMG_3895
Изюминкой сооружения (если так можно выразиться по отношению к крематорию) является огромный холл, который может вместить 1000 человек зараз. Именно тут “бетон ведет к свечению”. Двадчать вразброску расставленных колонн пробивают крышу и впускают в бункерообразное помещение дневной свет. Ощущения от пребывания в таком бетонном лесу сложно передать. По словам Акселя, его целью было создать место, балансирующее между чем-то временным и постоянным. Я так понимаю, что под “временным” имеется в виду жизнь, а ей противопоставляется прочный бетон.  В центре зала установлен небольшой резервуар, до краев наполенный водой.

IMG_3872Кстати этот холл с колоннами засветился в одной из сцен фантастического фильма “Эон Флакс” с Шарлиз Терон:

297544_228769540502056_8208046_n

Кадр из фильма “Эон Флакс”

Естественного света столько, что помещение высотой в 11 метров абсолютно не нуждается в искусственных источниках освещения.

IMG_3839IMG_3876IMG_3920

Комплекс включает в себя два не менее мрачных зала для поминальных церемоний.

IMG_3838 копия

Интерьер минималистичен до предела.
IMG_3845 IMG_3840

На территории крематория расположен небольшой парк.IMG_3916
По периметру парка установлены столбы, заполненные прахом усопших.
IMG_3928
Несколько символично смотрятся в крематории водопроводные краны для тушения пожаров.
IMG_3939
Специалисты причисляют здание берлинского крематория к одним из самым значимых бетонных сооружений 20 века. Я, конечно, не специалст, но смею все же с ними согласиться.

Посетите берлинский крематорий, друзья.

DSC_0283

İsmailiyyə

История строительства одного из самых красивых зданий города Баку связана с трагедией. Утрата постигла семью крупного представителя азербайджанской буржуазии, миллионера-мецената  Ага Муса Нагиева, родившегося в поселке Баладжары (1849 – 1919).  Причиной этому послужил туберкулез, забравший наследника Нагиева – сына Исмаила.

DSC_0284_2

Семейный врач Ага Мусы бея Мамед Рза Векилов лично возил Исмаила на лечение в Швейцарию. Лечение дало результат, но по возвращении в Баку состояние начало ухудшаться и вскоре его не стало.

Через некоторое время Г.З.Тагиев устроил прием в честь праздника Новруз в здании Бакинской мусульманской женской школы, где собрались многоуважаемые личности города. Гости предложили Нагиеву построить здание для Мусульманского благотворительного общества  неподалеку от школы, дабы увековечить имя сына. Несмотря на скупость, кой был знаменит Нагиев, к мнению окружающих он прислушался.

До начала строительства Гаджи Зейналабдин Тагиев дал в газету «Каспий» объявление ,что обязуется достроить здание «Исмаиллийя», в случае банкротства первоначального строителя.

Для строительства отвели участок под названием «Габан Диби» на улице Николаевская (ныне Истиглалият или Коммунестическая) в центре города у крепостной стены. Участок в те времена представлял собой колоритный восточный базар, куда съезжались ремесленники со всего Азербайджана, а изначально предназначался для постройки мечети. Однако, непосредственная близость к Алесандро-Невскому Собору (стоял на месте нынешних школ 189, 190 и Бюль-Бюля) вызывала долгие споры, как и решение о строительстве здания благотворительного общества.

DSC_0278

Архитектором здания «Исмаилия» стал Иосиф Плошко, родом из Польши, изначально прибывший в Баку по приглашению главного архитектора города Иосифа Гославского. Со временем он займет должность городского архитектора Баку. К слову, в дальнейшем Плошко проектировал ряд домов Мусы Нагиева и других буржуа дореволюционного Баку, таких как Муртуза Мухтаров (мечеть Мухтарова во Владикавказе, построенная, дабы добиться расположения семьи будущей супруги Мухтарова, Дворец Мухтарова – ныне Дворец Бракосочетания, построенный для нее же, являясь точной копией одного из палаццо в Венеции. Но, об этом поговорим отдельно).

DSC_0283

Грандиозное сооружение «Исмаиллийе» выполнено в стиле Венецианской готики, но при этом невозможно не отметить гармонично вписанные мусульманские формы стрельчатых арок. Невооруженным взглядом заметна искусная работа каменщиков, буквально «нарисованные» узоры и орнаменты по периметру всего здания.  Проект был составлен в 1907 году, а фундамент заложили в 1908  году, 21 декабря. Строительсво продолжалось около пяти лет. В дальнейшем, городские власти разработали  идею озеленения близлежащих территорий и был разбит сквер слева от здания (а чуть ниже, напротив отеля Метрополь, т.е нынешнего музея Низами, сквер, в котором установили памятник Низами), в котором в последствии установили памятник М.А.Сабира (а знаете ли Вы, что памятник Сабира, установленный в данном сквере, изначально выглядел совсем иначе? Оригинальный вариант памятника, в котором Сабир, между прочим, стоял, на данный момент находится в поселке Балаханы. Но и об этом, друзья, мы расскажем отдельно).

DSC_0286

Церемония закладки фундамента прошла очень торжественно. Присутствовала вся интеллигенция. Золотой брусок с выгравированной датой начала строительства поместили в стальную шкатулку и уложили в фундамент. Верблюжьи караваны денно и ночно возили камень из места «Гызыл Гая» . Венец настоящего искусства был наконец воздвигнут в 1913 году.

DSC_0285

В результате мартовских событий 1918 года «Исмаиллийя», являясь центром мусульманского общества, подверглась массовой атаке и сильно пострадала. Во время реставрации (1922-23 гг.) к сожалению удалились боковые и фасадные надписи,сделанные знаменитым каллиграфом Мирзой Асадуллой Хилал, где золотыми буквами было высеченно следующее: «Человек возвышается трудом, и только трудом он может достичь цели» «Труд сотворил человека» «Человек должен стремиться к знаниям от рождения до смерти» «Мусульмане, ваш век умирает с вами. Готовьте своих потомков для будущего» «Стремитесь к знаниям, как бы ни был далек этот путь».

DSC_0290

Говоря об Исмаиллийе и о Мусе Нагиеве, нельзя не вспомнить книгу Курбан Саида «Али и Нино», гда автор, устами Алихана описывал бея:

«В половине восьмого в зал вошел худощавый мужчина небольшого роста. Его тонкие пальцы на маленьких ручках были покрашены хной. При появлении этого человека все присутствующие в зале встали и поклонились, выражая тем самым сочувствие горю, постигшему его. Несколько лет назад он потерял своего единственного сына Исмаила. В память о сыне старик построил на Николаевской роскошный особняк, на фасаде которого большими буквами было выбито “Исмаил”. Этот особняк он передал исламскому благотворительному обществу. На наше собрание он был приглашен лишь потому, что обладал двумястами миллионов рублей. Мы не могли считать его мусульманином, так как он был сторонником отступника Баба, казненного Насреддин шахом. Мало кто из нас мог точно сказать, чего добивался Баб, зато все хорошо знали, что Насреддин шах приказал загонять под ногти бабидам раскаленные иглы, сжигать их на кострах, забивать до смерти плетьми. Людей порядочных подобным наказаниям, конечно же, никто подвергать не стал бы. Имя этого старика было Ага Муса Наги».

DSC_0280

По книге Али и Нино, штаб сопротивления в период мартовских событий располагался именно в Исмаиллийе, а сам Алихан в то время был неподалеку, заняв позицию и ворот Цицианишвили (Гоша Гала гапысы):

«Я выглянул по ту сторону крепостной стены на Думскую площадь. Тишина, лишь густой столб пыли и несколько спешащих перепуганных прохожих. Какая-то женщина в чадре, бранясь, бежала за выскочившими на площадь мальчишками.

Один… Два… Три…

Бой часов на здании городской управы разорвал тишину.

И с последним ударом распахнулись ворота в иной мир, стоявший у порога нашего города.

Зазвучали первые выстрелы…”.

Стоит так же отметить, что Муса Нагиев является дедом  по материнской линии знаменитой писательницы Банин. Его дочь, Ум Эль Бану, выйдя замуж за сына не менее известного мецената Шамси Асадуллаева, родила дочь, но при родах скончалась, в результате чего девочку назвали именем покойной матери (Банин –псевдоним, взятый писательницей уже будучи в Париже, куда она перебралась еще совсем ребенком, в результате прихода большевиков).

Ее воспоминания о знаменитом деде, как и много другой интересной информации о дореволюционном Баку и его жителях, можно прочесть в мемуарах Банин «Кавказские дни»:

«Мой дед Ага-Муса, будучи одним из самых богатых бакинских нефтепромышленников, слыл человеком прижимистым. О его скупости говорили многие, и эти россказни были часто очень противоречивыми…Иногда разные благотворительные общества проводили акции, например, продавали на улицах искусственные цветы. Продавщицы прикалывали фиалку на грудь какому-нибудь прохожему, протягивая ему металлическую баночку для пожертвований. Говорят, что в такие дни дед не выходил из дому. Но когда дедушка умер, стало известно, что он давал в долг малознакомым людям огромные деньги, без всякого залога или расписки, веря им на слово. Кроме того, он оплачивал учебу множества неимущих юношей и девушек. Такой вот, противоречивый малый был мой дед Ага-Муса Нагиев…»

И действительно, ведь в трудную минуту, именно Ага  Муса Нагиев помог Шамси Асадуллаеву справиться с банкротством и погасить долг, образовавшийся в следствии преднамеренного уничтожения телеграммы, по которой компания Асадуллаева должна была отравить партию керосина (если верить рассказам того времени, действие было спровоцировано первой женой Асадуллаева, бабушкой Банин по отцовской линии, столь колоритно описанной в ее мемуарах.. но и об этом позже). Груз не был отправлен, сумма неустойки составила больше, чем все состояние богатейшего Асадуллаева, но в этот момент тот самый скупой Нагиев выплачивает всю сумму долга, восстановив как работу фирмы Асадуллаева, так и его репутацию.

DSC_0276

При написании статьи была использована следующая литература:
1. Шамиль Фатуллаев “Градостроительство Баку”
2. Курбан Саид “Али и Нино”
3. Банин “Кавказские дни”
а также упоительные рассказы Фуада Ахундова.