Author Archives: Asli

Asli

About Asli

contemporary nomad

BG_AZE

Второй Семейный Фестиваль в АНМИ

Второй Семейный Фестиваль в Музее прошел 10-12 марта 2017 года… с рядом приключений.
В лучших традициях голивудских комедий все три дня фестиваля мне удалось сохранить эффект присутствия в музее физически там не находясь!
С 7 марта с температурой 39 из дома я руководила организацией фестиваля и почти никто из участников, волонтеров и партнеров фестиваля не заподозрил неладного в том, что вместо личных встреч я нахожусь с ними в переписке или на телефоне и что мы никогда не пересекались во время самого фестиваля!
Я была уверена, что встану на ноги и появлюсь в музее хотя бы на второй день фестиваля, но 9 марта я покрылась странными волдырями. В день фестиваля, 10 марта, мне поставили диагноз – ветрянка!!! Так что, как я шучу результатом моего засыпания в 4-5 утра в последнее время стало высыпание! Вирус живет в организме еще некоторое время после заражения и никак не дает о себе знать. Так вот, примечательно то, что я подхватила его 14 февраля.
Несвойственное нахождение в четырех стенах вдохновило меня на некоторую рефлексию.
 
ИТОГИ ДВУХ ФЕСТИВАЛЕЙ 
 
О ХОРОШЕМ…
Сказать, что я благодарна музеям и всем, кто принимал участия в фестивалях – не сказать ничего. Совершенно незнакомые до этого люди поддерживали проект, предлагали свои услуги и время, кто-то даже помогал материалами и прочими услугами такими как бесплатная фотодокументация! Все, участники фестиваля были пунктуальны и обязательны. С особенной теплотой вспоминаю последний час последнего дня первого фестиваля в Музее Ковра, когда на мастер-класс по эбру от XXI Əsr Art Studio пришло в 2,5 раза больше людей, чем записалось. Педагог Гюльнар предложила увеличить время мастер-класса, директор музея Ширин ханум продлила время работы музея: все, чтоб все дети ушли с собственноручно сделанными работами в технике эбру. За 2,5 вместо положенных 1,5 часов на мастер-классе побывало более 90 детей и взрослых!
ebru-50
_MG_5640
ebru-73 ebru-61
 Остальные фото с первого фестиваля в Музее Ковра тут

То, с какой ответственностью и самоотдачей подошли к организации фестиваля в Азербайджанском Национальном Музее Искусств (АНМИ) заслуживает отдельной статьи и слов благодарности. В музее сейчас много новых и энергичных сотрудников, благодаря работе которых мое отсутствие на фестивале осталось незаметным для всех, в том числе и для приглашенным мной волонтеров и партнеров проекта. А еще в музее есть такой отдел как elmi-kütləvi şöbə, с которыми я работала еще с осени прошлого года с целью создания практического опыта перед проведением фестиваля. Работницы музея меня приятно удивили уже в первый день нашего знакомства. У нас был мозговой штурм на тему, какие новшества они бы привнесли в свою работу. Среди приведенных ими идей были те, которые напоминали практику в таких музеях как лондонский V&A или нью-йоркский MOMA, программу которых я изучала непосредственно на месте в последние два года! Так что, всю осень и зиму 2016 года мы работали над пошаговым внедрении их идей и изучении зарубежного опыта в музейную практику. Что из этого получилось вы можете посмотреть в промо-видео:

Кстати, АНМИ будет продолжать интерактивные экскурсии, что меня очень радует!
КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ…
 
В 2015-2016 годах я работала над блоком музейного образования “Милли Ирсимиз” в рамках гранта, полученного от ЮНЕСКО. Изначально он создавался как общая программа по приобщению детей к искусству ковроделия  и текстиля. После, по просьбе Минкульта, я про-боно адаптировала свою программу под коллекции двух ведущих музеев. По окончанию работы над блоком планировалось отпечатать и передать материалы музеям, но после родилась идея презентации в виде фестиваля: активно привлечь сами музеи и приглашенных гостей к программе. Идею сделать фестиваль в обоих музеях одновременно было очень сложно исполнить. Музей Ковра стал первым: в нем уже более 10 лет существует Детский Музей, работу которого директор Ширин Меликова хотела донести до широкой общественности. В АНМИ у проекта “Милли Ирсимиз” стояла задача помочь развить программу детского образования в музее.

НАСЛЕДИЕ ПРОЕКТА “СЕМЕЙНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ В МУЗЕЕ”
За последние 9 месяцев Фестиваль прошел в двух главных музеях страны. В обоих случаях “Семейные Фестиваль в Музее” стал помощником музеев в расширении аудитории. Многие посетители фестивалей были в музее впервые. Фестиваль сделал музей общедоступным и интересным для разных возрастов: дошколята не хотели уходить из музея (среди них моя племяшка, которая плакала навзрыд!), дедушки и бабушки принимали активное участие в играх с внуками, дети увлеченно ходили по музею, играя в квест. В музее мы еще увидели редкую картину, когда детей в музей приводили папы!
Фестиваль – некоммерческая инициатива и вопрос заработать на нем никогда не стоял. Мы смогли дать возможность за очень символичную плату (по сути, входной билет в музей) посетить одновременно 6-7 мероприятий в день. Мастер-классы, которые стоят в среднем 20-30 манат на фестивале предлагались бесплатно по предварительной записи. Самые выносливые оставались в музее в течение всего дня и в итоге экономили 80-100 манат на человека!
Модель фестиваля: мы приглашаем или принимаем заявки всех, кто хотел принять участие в качестве волонтера-педагога, обсуждаем программу и закупаем материалы.
1-15 copy
 Участники Семейного Фестиваля в Музее. Выпуск в Музее Ковра
1-14-1 copy
 Участники Семейного Фестиваля в Музее. Выпуск в АНМИ

686A5574 copyЗнаменитые Мястаны от “Челяби”

686A5952

Познавательная лаборатория “Севимли Бала”

686A5888Мастер-класс Kilimçi

_86A6094Художинца Айдан с учениками

_86A6279Оксана Сергеева и “Мастер-классы для детей

686A5467 copy
Работница музея Гюльнар на и группа детей на интерактивной экскурсии с материалами проекта “Милли Ирсимиз”. Стоит отметить, что в АНМИ хотят использовать мои материалы на постоянной основе и я надеюсь, что наше сотрудничество продолжится в будущем.

Это лишь небольшая часть фото отчета фестивалей. Все фото с подготовительных мероприятий и самих фестивалей в Музее Ковра и АНМИ вы найдете на ФБ страничке Милли Ирсимиз – может, среди участников узнаете себя или знакомых!
Фестиваль не смог бы пройти без оргподдержки Минкульта, в первый раз он также помог Музею Ковра, выделив бюджет на проведение фестиваля. Во второй раз посольство США взяло на себя расходы по печати блока “Милли Ирсимиз”.
Особой гордостью является то, что проект музейного образования “Милли Ирсимиз” и наш фестиваль стал первым проектом из Азербайджана, который удостоился статьи на портале ICOM и несколько месяцев висел главной новостью на портале выпускников Госдепа США. С проектом музейного образования “Милли Ирсимиз” я стала первым участником за 25 лет от Азербайджана на музейной конференции ECSITE в 2016 году. Кроме того, проект привлек интерес и желание музеев из Латвии, Китая, Мексики, Перу, США, Египта, Португалии, Италии и Индии адаптировать методику проекта “Милли Ирсимиз” в своей музейной практике. Таким образом, “Милли Ирсимиз” стал первым музейным проектом из Азербайджана с таким широким международным интересом! В этом году “Милли Ирсимиз” участвует в международном конкурсе CECA Best Practice Award.
Untitled
ФЕСТИВАЛЬ – ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ
Меня спрашивают, когда пройдет третий фестиваль. Многие просят продолжать инициативу, говорят, что она нужна и важна. К сожалению, проведение фестиваля идет в ущерб иным планам проекта “Милли Ирсимиз”: даже со спонсорами мы потратили около 2500 манат собственных средств, которые могли пойти на другие не менее важные  проекты “Милли Ирсимиз”. Например, озвучку видео Низами-Пуччини на других языках. Может быть, найдутся те, кто захочет поддержать проект, но я привыкла расчитывать только на свои силы. В прошлом году один местный ТВ канал сам вызвался сделать озвучку, но потом они то ли передумали, то ли намеренно об этом забыли.
Кроме того, мы считаем, что проект “Милли Ирсимиз” выполнил свою миссию. Мы были на двух лучших площадках Минкульта и горды тем, что стали своего рода катализаторами новых идей и практик в обоих из них. Работать с другими музеями без дополнительной команды “Милли Ирсимиз” и финансовой поддержки не вижу возможности. Смысл Семейного Фестиваля в Музее проводить его в музее. Другие площадки для нас немыслимы.
В процессе подготовки фестивалей стало понятно, что имеющаяся административно-правовая база государственных музеев не соответсвует тем ожиданиям и задачам, которые перед ними ставятся. Такая же ситуация была с музеями Италии совсем недавно. Поэтому как внешний консультант Минкульта, через программу EU, я в процессе организации приезда своего знакомого директора Пинакотека Брера Джеймса Бредбурна в Баку. Наш совместный тренинг для музейных сотрудников помимо всего прочего, коснется недавних реформ в сфере культуры Италии. Музеям очень сложно существовать в современных реалиях. Если я и решу возродить Семейного Фестиваля в Музее, то мне нужно сделать его хотя бы самоокупаемым, а в идеале – финансово помогать музеям. Последнее пока не представляется возможным, т.к. есть ограничения в организации и регулировании коммерческой деятельности в музеях
С музейными сотрудниками АНМИ у меня общая мечта – украсить Детскую Комнату в музее. Сейчас она выглядит в музее вот так:
686A5569
 
Согласитесь, скучновато! 
 
Мы очень надеемся, что та работа, которую мы совместно провели и которую поддержали наши партнёры и волонтёры не останется незамеченной и в качестве поддержки нашим начинаниям в Детской Комнате АНМИ появится уют. Мы будем рады и признательны любой помощи! 
Пользуясь случаем, хочу поздравить оба музея с юбилеями: Музею Ковра исполняется 50 лет, АНМИ – 80! Если вы все еще не были в этих музеях, обязательно сходите.
15724736_1571445922872245_5536050756646181074_o

Пойдём в музей, Оксана!

Если вы все еще не были в Азербайджанском Национальном Музее Искусств, то советую вам сходить туда 3 и 4 января: в моем любимом музее Баку проходит новогодняя акция «вход в музей за 1 манат» (вместо 5 манат за взрослый билет)!

15724736_1571445922872245_5536050756646181074_o

Музей также проводит в пилотном режиме игровые экскурсии. Экскурсия по залам постоянной выставки «Азербайджанское искусство сквозь тысячелетия» теперь включает в себя множество игр и заданий (например, «Замри в картину», «Слепой контур», «Игра на внимательность», «Найди отличия», «Фото-охота» и проч.). За основу взята международная практика, в первую очередь, опыт Музея Современного Искусства Нью-Йорка.

_aaf2395-copy

Экскурсовод Сабина рассказывает о сюжетном ковре с изображением дервишей

_aaf2390-copy

Игра на внимательность “Найди отличия” 
_aaf2378-copy

Игра “Замри в картину” – дети изображают одну из сценок с ковра “Четыре сезона”

_aaf2343-copy

_aaf2344-copy

В игре “Слепой контур” по мотивам программы MoMA The Museum of Modern Art учатсников  просят нарисовать экспонат вслепую (по правилам игры нельзя смотреть на бумагу пока рисуешь)! Это немного сложно, но весело! 

_aaf2355-copy

_aaf2324-copy

_aaf2366-copy

_aaf2369-copy

Игра “Фото-охота” 

_aaf2361-copy

На фото запечатлен момент, когда детей просят найти экспонат по фрагменту с фото.

_aaf2364-copy

Как нужный экспонат найден, группе рассказывают интересные факты, связанные с ним

img_9076

img_9080 img_9083 img_9079 img_9078

Сочинения детей, написанные дома на следующий день после экскурсии. Стоит отметить, что дети рисовали по памяти наиболее понравившиеся экспонаты! 

К слову, 4 января на игровые музейные экскурсии можно записаться бесплатно по данной ссылке. Если у вас есть вопросы, звоните по телефону + 99412 492 07 07 с 10:00 до 18:00 или пишите на официальную ФБ страницу музея.

Но это еще не всё!

В конце марта 2017-го года пройдет второй «Семейный Фестиваль в Музее». «Семейный Фестиваль в Музее» проекта «Милли Ирсимиз» ставит своей целью привить интерес и любовь к музеям у семейной аудитории и доказать, что посещение музея может быть интересным и увлекательным досугом для всей семьи. Видеотчёт по первому фестивалю можете посмотреть по данной ссылке. Подготовку к фестивалю с Музеем Искусств мы уже начали, а благодаря финансовой поддержке посольства США у нас почти полностью отпечатан блок музейного образования «Милли Ирсимиз».

screen-shot-2017-01-03-at-2-38-24-am screen-shot-2017-01-03-at-2-38-51-am screen-shot-2017-01-03-at-2-39-03-am

Мы решили не ждать марта и использовать материал уже сейчас. Так что, купившие билет в музей 4-го января получат возможность самыми первыми опробовать материал мартовского фестиваля «Милли Ирсимиз»! Посетители музея смогут поискать предметы с акварельного рисунка Азима Азимзаде в залах музея, найти зверушек, прячущихся среди экспонатов, собрать бумажные пазлы из ковровых рисунков, пройтись по специальному семейному маршруту – программа музейного образования от проекта «Милли Ирсимиз» создана специально для выставки «Азербайджанское искусство сквозь тысячелетия». Даже если вы уже посещали выставку, вы найдете много нового и интересного!

То, насколько вам понравится эта инициатива зависит станут ли наши инновации частью постоянного предложения музея. Поэтому, пожалуйста, делитесь своим мнением в комментариях к статье либо в соцсетях с хэштегом #ANMA_MI_Project.

Кому интересно дальнейшее развитие этой и других культурно-образовательных инициатив, следите за обновлениями в блоге УС и на страничке Милли Ирсимиз.

img_1960

Про келагаи

«Ждем точной даты вашего приезда. <…> дороги завалены по всему маршруту.” – говорилось в письме Рены ханум Ибрагимбековой, чье производство келагаев в Баскале является частью этнографической экпедиции по районам Азербайджана, организованной при поддержке Минкульта.

Однако, выпавший в ноябре в Баку снег застал нас врасплох. Планируя даты визита моих хороших знакомых на вторую половину ноября – редактора HALI Publishing Бена Эванса и его помощницы Рейчел Мик в Азербайджан, – я уверяла их в том, что их ждут солнечные дни, а в районах плохая погода не предвидится.

Несмотря на погодные капризы, мы все же решили выехать в путь 24 ноября. Мой первый визит в Баскал был по приглашению Рены ханум и ее супруга Джалил муэллима в мае 2015-го года. Познакомила нас общая знакомая Амина Меликова, и уже на следующий день я была в гостях у этой замечательной пары, после чего мне обещали показать производство. Моей радости не было предела!

Келагаи я люблю с детства, среди семейных реликвий у меня сохранился келагаи прабабушки, образ которой у меня навсегда связан с черным келагаи в мелкую бело-сиреневую крапинку. Лет в 15 я нашла этот келагаи среди вещей в шкафу, но надевать его мне не разрешили. Объяснили, что черный – для женщин в возрасте и вдов, а мне положено что-то поярче. Так, у меня появилось сразу несколько келагаи, которые я с удовольствием ношу с тех пор, пополняя коллекцию. Теперь я могу даже похвастаться тем, что в моей коллекции есть шарфик-келагаи, сделанный своими руками.

Правда, выбор сюжета и то, что я левша не очень обрадовали келагайчи Аббасали, который долго не соглашался, чтоб я «şeytan əli ilə» – дословно «рукой дьявола» (я – левша) прикасалась к его галибам (штампам). После долгих уговоров, он все же согласился уступить мне свое место, и у меня получилось вот этот «шедевр».

img_6091

img_2072

После нанесения штампов на шелк ткань прокрашивается в чане с красителями. Та часть ткани, которая покрыта воском останется незакрашенной. После этого, в горячей мыльной водой смывается воск. После келагаи сушится. В зависимости от того, сколько цветов будет на келагаи (до семи), процедура повторяется. 

img_2025

Основным орнаментом для моего авторского келагаи я выбрала галиб автомобиля “Москвич” и буты, сделанного в честь празднования юбилея завода.

img_2040Примеры старинных галибов 200-300 летней давности из коллекции Рены ханум и готового келагаи, сделанного с их использованием.

img_1927Один из последних этапов производства – промывка келагаи в мыльной воде.

Под впечатлением всего увиденного, я написала статью в Carpet Collector – специализированный журнал, издающийся в Гамбурге на английском и немецком языках. Редактору Тиму Стайнеру так понравился мой питч для осеннего номера журнала, что он выделил шесть страниц под статью. Эта статья стала первой публикацией в специализированной иностранной прессе об азербайджанских келагаи. С оригиналом статьи можно ознакомиться тут.

screen-shot-2016-11-23-at-9-01-33-am screen-shot-2016-11-23-at-9-01-21-am screen-shot-2016-11-23-at-9-01-08-am screen-shot-2016-11-23-at-9-00-55-am

Статья “Келагаи: возрождение традиции производства шелковых платков” в журнале Carpet Collector 3/2015, cтр. 60-65

Второе мое открытие произошло в музее Альфонса Мухи, где я заметила азербайджанский келагаи на одной из картин чешского художника, о чем я поспешила поделиться с аудиторией блога!

Интерес к истории написания картины побудил меня обратиться в музей. На удивление, по прошествии нескольких недель, мне ответил сам директор Mucha Foundation Джон Муха, которому переслали мой имейл! К сожалению, ему не было известно о платке, и он не сохранился в семейных архивах. Однако, моя находка стала поводом его знакомства с Реной ханум и их встречи в Праге. Мне же Джон любезно предоставил фото в высокой резолюции и дал разрешение на использование фото-изображения картины «Звезда» (другие ее названия «Зимняя ночь», «Сибирь») 1923-го года. В скором времени в Азербайджанском Национальном Музее Искусств появится брошюра игрового маршрута проекта по выставке «Азербайджанское искусство сквозь тысячелетия», где отдельный раздел отводится келагаи! Эта инициатива является частью образовательного проекта «Милли Ирсимиз», который я веду с 2015 года.

screen-shot-2016-11-23-at-4-03-11-amМакет брошюры проекта “Милли Ирсимиз” в закрытом виде. 

screen-shot-2016-11-23-at-4-03-44-amОдна из восьми карточек-заданий в брошюре дает краткую историю и интересные факты о келагаи. 

Не знаю, куда меня приведут ковровые тропы и шелковые пути в дальнейшем, но к моменту выхода этой статьи – 26 ноября в День Келагаи – я очень надеюсь на то, что наша экспедиция уже посетит Баскал и прибудет в Шеки – один из главных центров шелководства в Азербайджане!

bg_ru-1

Семейный Фестиваль

 

1. Что? Где? Когда? 

bg_ru-1

2. Что вас ждет? 

Вся программа 2-х дневного фестиваля по данной ссылке. У нас большое количество увлекательных воркшопов, викторин и игр для семейного досуга и отдыха. Вот некоторые из них:

Эбру

сделай браслет

рисуем на стекле найди буту ковровый пазл делаем мягкие игрушки Hoop Art

А вот так выглядят некоторые активности моего проекта “Милли Ирсимиз” для Азербайджанского Музея Ковра. Вам вручат их на кассе вместе с билетом на фестиваль. После фестиваля многие материалы будут в свободном доступе на основе лицензии Сreative Commons.

крастота в деталях

Screen Shot 2016-06-22 at 1.07.08 AMпрограмма специального семейного маршрута “Красота в деталях” выйдет на 3-х языках, а прототипом стал одноименный семейный маршрут от музея Метрополитен, Образовательный отдел которого консультировал меня в создании данной брошюры. 

Screen Shot 2016-06-22 at 1.07.34 AM

Screen Shot 2016-06-22 at 1.08.26 AM Screen Shot 2016-06-22 at 1.08.55 AM

Кстати, такая же программа приготовлена для Азербайджанского Национального Музея Искусств, только у меня нет бюджета на ее печать, так что, если найдется меценат, кто захочет поздравить самый первый музей Азербайджана с 80-летием в этом году, то дайте знать!

Работала я над этими музейными материалами около 1.5 лет, а стало это возможно благодаря гранту UNESCO. Большую часть времени провела над сбором информации и изучением опыта западных музеев таких как ньюйоркские Метрополитен и МОМА, The Barnes Foundation в Филадельфии, National Gallery и William Morris Gallery в Лондоне, Zoom Kindersmuseum в Вене и проч. Последним этапом моей эпопеи стал тренинг в лондонском V&A на тему создания инновационных образовательных программ. К слову, больше чем я, окончания работы над этим проектом ожидает, наверное, только дизайнер С141 Сабина, которая за время совместной работы стала экспертом в коврах!

dragon-1

А еще 25 июня в субботу в 17:00 на 3-м этаже экспозиции в актовом зале я буду читать сказку “Волшебный Ковер Али и Зюмрюд” о путешествии во времени в Шушу 18 века и драконовых коврах (тех самых, которые я мечтаю увидеть в Азербайджане) в сопровождении иллюстраций от Аиды Амировой. Некоторые из иллюстраций мы использовали для пазлов и открыток на память. Кстати, тут начало сказки.

3. Почему надо записываться заранее на некоторые мероприятия? 

Места на некоторые мастер-классы ограничены. Мы постараемся вместить всех, но приоритет будет дан тем, кто заранее записался.

4. Почему билеты платные? 

Вся прибыль с фестиваля пойдет на развитие программ Детского Музея при Азербайджанском Музее Ковра. Кстати, даже если билеты на фестиваль платные, они обойдутся семье или паре “родитель + ребенок” дешевле стандартных билетов в Музей Ковра. Кроме того, фестивальный билет дает возможность посетить экспозицию музея.

prices

5. Мне стало интересно и я хочу прийти на Семейный Фестиваль. Что делать?

Вся инфо по данной ссылке. Звоните по телефону (+ 99412) 497 20 57 и пишите на ФБ страничку музея.

Ждем Вас в Азербайджанском Музее Ковра в эти выходные!

 

Обложка(с текстом) copy 2

Волшебный Ковер Али и Зюмрюд

Неудачная “ковровая охота” на карабахские Драконовые ковры из коллекции музея Сан-Франциско, вдохновила меня на написание сказки. Закончила я ее еще прошлой зимой, но долгое время не знала, что же делать с ней дальше. Представляю Вашему вниманию и конструктивной критике отрывок сказки с иллюстрациями молодой художницы Аиды Амировой. Сложнее всего нам дались исторические иллюстрации: мы старались передать все особенности ковроделия, быта и национального костюма 18-го века. Забегая вперед, хочу сообщить, что авторское чтение всей сказки на русском языке в сопровождении иллюстраций и рассказа о Драконовых  коврах очень скоро состоится в Баку, а до конца года я ставлю цель опубликовать сказку на русском и азербайджанском языках. Кому интересно узнать первыми о новостях и судьбе публикации, подпишитесь на страничку Milli İrsimiz.

Обложка(с текстом) copy

Разговор во время обеда

Шел один из самых обычных майских дней, когда до летних каникул оставалось совсем немного и так хотелось, чтоб они наступили скорее. Поэтому было особенно странно, что за обедом Зюмрюд и Али, брат и сестра, обычно очень разговорчивые и веселые, впервые сидели молча.

Вы поссорились? – спросила мама

- Нет – вздохнув, сказала Зюмрюд – Нам дали скучное задание в школе

- Любое дело может оказаться скучным или, наоборот, стать интересным. Все зависит от того, как ты к нему подойдешь!с улыбкой произнесла мама

- Мама! Это реально скучно! Мы должны написать сочинение – жалостно протянул Али

- Да, на тему «Ковры Азербайджана». Кому интересны эти половики! – продолжила Зюмрюд

- Как тебе не стыдно, Зюма, так говорить! А знаете ли вы, что наша семья имеет самое прямое отношение к коврам – наш очень далекий предок Микяил бек был знаменит своими коврами на весь Карабах? – спросила детей мама

- Как? Но мужчины же не ткут ковры! – улыбаясь, сказал Али – Их ткут пожилые женщины! Например, как наша бабушка!

Шутка Али понравилась Зюмрюд, и они оба залились громким смехом.

- У него был цех, а ковры ткали его работники: и женщины, и даже молодые девушки, и девочки.

- Девочки?! А как же права ребенка на счастливое детство и международный рабочий кодекс?! – возмутилась Зюмрюд

- В то время не было никаких кодексов, глупая! – ответил Али

- Мама!!! Скажи ему, что я не глупая!

- Вы оба у меня умные, а еще вы должны доесть свой обед. Тогда я расскажу вам кое-что интересное.

Дети закивали и мама продолжила:

- Ковры ткали все, и они имелись у всех дома, ковры не только украшали дома, но и спасали от холода и даже оберегали от злых сил. Каждая девочка твоих лет, Зюма, уже умела ткать ковры и наверное уже создала хотя бы один ковер для своего приданого.

- Ха-ха, Зюма, а ты будешь делать ковер, когда выйдешь замуж за Мурика?

- Мама, скажи ему! 

- Дорогие мои непоседы, не дразнитесь и не ссорьтесь, вы разрешите продолжить? – полушутя-полусерьезно спросила мама. Молчание означало согласие. – Так вот, ковры эти делали на продажу. Художники придумывали рисунки, а ткачихи из них создавали ковры. Для этого Микяил бек нанял много работников. Но не так это было легко устроиться к нему на работу. Специально нанятый человек ездил по деревням и отбирал талантливых девочек, которых привозили в Шушу в цех к дедушке.

- Так твой прадед проводил кастинг, – подытожила Зюма

- Можно и так сказать. Эти девочки жили вместе и учились у более опытных ткачих как создавать ковры. Эти ковры настолько радовали глаз, что их дарили в качестве дорогих подарков очень важным людям, они ценились выше золотых украшений в приданом невесты и их передавали по наследству.

- А у нас есть такие ковры?

- И да, и нет!

- Так ведь не бывает! У тебя либо есть что-то, либо его нет! – воскликнул Али

- Вы не кушаете! Еда остывает! Мы пойдем завтра к бабушке Айше, и она вам все расскажет!

 Дети заметно повеселели. Скучное школьное задание превратилось в захватывающую историю об истоках семьи. Все оставшееся время они обсуждали наперебой вопросы, которые смогли бы задать завтра бабушке.

1+text copy

В гостях у бабушки Айши

На следующий день, не успев еще переступить через порог дома, Зюмрюд и Али, закидали бабушку вопросами.

- Айша няня, мама сказала, что твой прадедушка делал ковры!

- А какие ковры ткались в его мастерской?

- А почему у нас нет его ковров?

- А ты видела как ткут ковры?

Бабушка обняла внуков и с улыбкой сказала:

- Вначале поцелуйте свою бабушку, снимите туфли, вымойте руки и идите в гостиную. Я поставлю чай, а вы сядьте поудобнее, я скоро буду.

- А ты ответишь на все наши вопросы? – хитро прищурив глаза, уперев руки в бока и преграждая бабушке путь, спросил Али

- Да, мои птенчики!

Гостиная бабушки была настоящим кладом для любознательных внуков: в ней доминировали кремовые стены со старинной лепниной и коричневые тона антикварной мебели с бронзовыми элементами, которые так любили рассматривать дети, стены комнаты были увешаны картинами, на подоконниках и по углам были расставлены горшки с цветами, а в старинном резном комоде тесно стояли фигурки и посуда – семейные реликвии. Оставшись наедине Зюмрюд, как всегда подошла к комоду разглядывать «бабушкины сокровища», а Али облокопился на ручку массивного кресла и принялся играть в мотогонки на своем телефоне. Через десять минут бабушка вошла в гостиную с альбомом фотографий и картонной коробкой. Бабушка села на диван и пригласила внуков сесть рядом.  Али и Зюмрюд сели по обе стороны и заерзали от нетерпения узнать, что же такого принесла бабушка. Бабушка Айша начала свой рассказ:

- Вы знаете, что мой пра-пра-пра-пра-прадед Микяил был беком. Беки обычно владели землями, на которых работали крестьяне. Сами они ничем особым не занимались. Но мой дедушка был другим. Он интересовался историей, искусством и путешествовал. В один прекрасный день он решил посвятить себя тому, что любил больше всего, – коврам.Его друзья поначалу смеялись над ним, что не бекское это дело и зачем ему что-то еще, если он уже богат. Но он говорил, что это для души, а не денег ради. Он хотел создавать красивые ковры, которые бы грели дом зимой и согревалм душу своих хозяев. В те далекие времена всем девочкам следовало знать искусство ковроделия. Каждая семья ткала ковры для себя. Эти ковры были небольшими и рисунки создавали по памяти. Богатые семьи ткали ковры на заказ в специальных мастерских. В то время в Шуше уже были мастерские, которые производили большие и красивые ковры на продажу. Там все было как на фабрике – каждый знал свои обязанности. Очень быстро мастерская моего прадеда из нескольких ткачих выросла до пятидесяти работников, а он сам получал заказы не только от местной знати, но и от купцов, которые увозили ковры в Турцию, а оттуда в Европу. Вот, смотрите, это фография моего дедушки Мирзы, офицера Царской Армии, которую он сделал в Петербурге. Он приходится Микяил беку правнуком. А назвали его в честь деда, сына Микяила. Ему, в отличие от его отца, больше нравился запах пороха, военные походы, красивая военная форма, награды и балы в столице Российской Империи. После того, как Азербайджан вошел в состав России, он стал офицером царской армии и даже участвовал в нескольких походах. После него все мужчины в нашей семье были военными. Микяил бек был очень расстроен тем, что никто не захотел продолжать ковровое дело и очень остро переживал. Но любовь к коврам осталась в нашей крови. Когда дом моего прадеда Мирзы был разграблен бойцами Красной Армии, то они случайно устроили там пожар. Мирза бек с риском для жизни вбежал в горящий дом спасать ковер. Для грабителей ковер не представлял никакой ценности, а для него это была фамильная ценность, часть его истории, память об отце Микяиле, который к счастью не дожил до этих страшных времен. Мой прадедушка смог спасти только небольшой фрагмент, он никогда с ним не расставался. Вот он.

2+text copy

Бабушка достала из картонной коробки все, что осталось от семейного ковра. То, что увидели дети, сложно было назвать ковром. Это был небольшой фрагмент. Часть его больше походила на плотную ткань с рисунком: привычный мягкий ворс ковра во многих местах стерся и казалось, что ковер полысел так же, как лысеет человек. Первое, что бросалось в глаза – это фигуры, похожие на листья с зубцами, которые скрещиваясь друг с другом, создавали ромбовидный узор на бордовом фоне фрагмента.

- Чтобы узнать ковер, надо его обязательно потрогать. Только по очереди, он очень старый и очень хрупкий! Погладьте его, как будто вы гладите любимое животное. Посмотрите как он играет оттенками от направления света!

- Я первый! Потому что я старший! – сказал Али

- Ха, на пять минут! – ответила его близнец Зюмрюд

- Как настоящий мужчина Али уступит первенство своей сестре, так ведь? – сказала бабушка Айша

- Ладно, убедили! 

- Мне страшно, вдруг он порвется – сказала Зюма

- Он уже порванный! – ответил Али

- Посмотрите на ковер. Это всего небольшой фрагмент, а сам ковер был размером как эта комната! Представляете, какой большой и красивый он был! Посмотрите на его узор – он повторялся по всему ковру. Представляете, как эффектно это выглядело! А цвета? Они не такие яркие, как раньше, но даже в таком виде, этот фрагмент для меня намного важнее, чем любой современный ковер. У него есть душа, история!

- А почему ты тогда не повесишь его в рамочку над диваном?

- Я хочу сохранить его для ваших внуков, а старинные ковры портятся от света и влажности!

- А что такое влажность? 

- В воздухе всегда содержится вода в качестве пара. Это и есть влажность. Ее измеряют в процентах. Из-за того, что город расположен на побережье Каспийского моря, влажность вБаку очень высокая. Ковры не любят влажность и плохо ее переносят. 

- Бабушка, ты тогда немного похожа на ковер! Ведь ты тоже плохо переносишь влажность из-за твоего ревматизма!

- Ну, можно и так сказать, Алишка – улыбнулась бабушка, погладив внука по голове

- А-а-а что это за белая закорючка с цветными точечками? – спросила Зюма

- Это очень традиционный для нашего региона узор. Называется “дракон”

- Какой это дракон?! Это непонятно что! – возразил Алишка

- Это то, как наши предки видели драконов. Это стилизованное изображение

- Что такое “стилизованное” – спросила Зюма

- Это когда ты не просто изображаешь что-то, а используешь свое воображение. К тому же, более простые геометрические линии такого рисунка помогают красиво воспроизвести его на ковре.

- Бабушка, по-моему, у тебя чайник кипит!

- Ах да, точно, кипит! Я сейчас вернусь.

 

Все интересное только начинается

Бабушка вышла на кухню, и дети остались одни. Они разглядывали оставшийся у них на руках потрепанный фрагмент ковра.

- Интересно, а как его делали… – задумалась Зюмрюд

- Мы это никогда не узнаем!

- Почему ты так говоришь?! Ой! Смотри, дракон мне подмигнул!

- Как он тебе может подмигнуть?! Он же ковровый! Это от света, наверное, переливается шерсть – ответил Али

- Нет, смотри, смотри! – завизжала Зюмрюд

Вдруг произошло самое невообразимое: дракон на ковре начал шевелиться, обретать форму и понемногу вырастать. Вначале дети увидели, как небольшая лапка отделилась от ковра и помахала им. Потом из ковра вылезла мордочка и подмигнула детям. По мере того, как изображение из плоского превращалось в объемное, оно росло, и дракон уже начал достигать двух метров. Он все рос и рос, пока не уперся головой в потолок. А потолок в квартире бабушки Айши был почти 3,5 метра!

3+text copy

Дети смотрели на все это удивленными и испуганными глазами и не могли ни шевельнуться, ни заговорить! Нельзя сказать, что дракон внушал страх. Да, у него торчали когти и большие клыки, а все тело лоснилось чешуйками, но у него также были такие большие и добрые глаза необыкновенного бирюзового цвета! Тишину нарушил сам дракон:

- Какие тесные сейчас стали дворцы беков, даже выпрямиться нельзя во весь рост! Как бы не сломать чего-нибудь! – заметив, что дети смотрят на него со страхом, дракон обратился к ним – Не бойтесь меня! Я добрый водный дракон Братец Су, и я приношу удачу! Это вы внуки Микяил бека: Али-бек и Зюмрюд-ханым?

- Ну-у-у, мы не совсем что внуки, это наш пра-пра-пра-пра-пра-пра-прадедушка! Фууф! Чуть не ошибся! Мы даже не знаем, как он выглядел, потому что он жил еще до изобретения фотографии, но мы знаем, как выглядел Мирза-бек, который спас тебя от пожара, - засмущался Али

- Бедный Мирза бек, хороший был, храбрый! Жалко его, только за то, что он был белогвардейским офицером, его много обижали в Советское время, даже в Сибирь отправили два раза! И я два раза был с ним! Я, если честно, запутался во всех этих “пра” и сколько раз их надо говорить. Вы одного возраста с другим Мирзой беком, сыном моего хозяина Микяил-бека. Так что, семейные узы делают вас моими хозяевами! Я предлагаю вам незабываемое путешествие в прошлое! У вас столько вопросов и такой интерес к истории, что вы заслуживаете увидеть все своими глазами!

- А как же наше настоящее? Нас же будут искать! – забеспокоилась Зюма

- Поверьте, они ничего не заметят, вы вернетесь в тот же самый момент, и бабушка даже не заметит, что вы куда-то улетали.

- Как здорово! Я всегда хотел настоящих приключений, а парижский Диснейленд для меня до сих пор остается пределом экстрима!

- Не умничай, Алишка. Ты визжал как пятилетняя девочка на одном из аттракционов!

- Это я делал, чтоб развеселить тебя. К тому же, тогда мне было девять лет, а сейчас почти одиннадцать!

- Али бек, Зюмрюд ханум, я не могу долго оставаться в мире людей, меня никто не должен видеть, кроме вас. Сейчас вернется Айша-ханум, у нее больное сердце, еще приступ начнется при виде меня! Садитесь мне на спину и держитесь крепко: я люблю скорость!

Дети быстро вскарабкались на спину дракона, крепко-крепко обняли его за шею и зажмурили глаза.

- Не бойтесь! Это не страшно!

Через мгновение привычная и уютная гостиная бабушки начала меняться в цветах и формах, все закружилось и смешалось.

- Мы в космосе? 

- Нет, мы в коридоре Времени, и это самое красивое, что вы видели в своей жизни… Ну, второе, после ковров с рисунком дракона! 

- А он смешной, и мне совсем не страшно! А тебе? – прошептала на ухо Али Зюмрюд

- Конечно нет! Если не страшно девочке, то и мне, настоящему мужчине, не страшно!

- А мне кажется, что ты так и хочешь закричать как тогда в Диснейледне! Ай, не щипайся!

- А ты не дразнись!

- Ребята, мы уже почти добрались. Смотрите, мы в Шуше!

- Я ничего не вижу, кроме неба! – сказал Али

- Смотри вниз! 

- Дракоша, ты идешь по воздуху?!

- Да, я ведь водный дракон и у меня нет крыльев, чтоб летать! Зато я могу ходить по любой поверхности, и мне все равно, это земля, вода или воздух.

Под ногами открывался волшебный вид на город, утопающий в зелени. Все казалось игрушечным: дома, люди, деревья!

4+text copy

- Смотри, на них одежда как в музее! - заметила Зюмрюд

- Да! Мы же оказались в 1163-м году – важно заявил Братец Су

- В каком-каком году?

- В 1163-м, если исходить из мусульманского летоисчисления или 1750-м по григорианскому календарю, если вам так проще - ответил Братец Су

- А, так значит мы оказались в 18 веке! – выразил свой восторг Али

- Супер! А почему везде только дядечки? – удивилась Зюмрюд

- Потому что женщины сидят по домам и редко выходят на улицу! – ответил Братец Су

- Как хорошо, что я живу во время, когда могу выходить на улицу! Надо объяснить это женщинам!– произнесла Зюмрюд

- Борец за права женщин, лучше посмотри, как на повозке с ослом кто-то везет свернутый ковер!– перебил ее Али

- Дракоша, ты можешь пойти за ним? – спросила Зюмрюд

Они последовали за повозкой: она шла по мощеным камнем улицам, мимо красивых каменных одно- и двухэтажных домов, утопающих в широкой тени деревьев, а Дракон мягко ступал своими лапами по воздуху.

- Смотри, он идет на базар, как бы не потерять его в толпе! – предупредил Али

- Не беспокойся, Али-бек, я вижу на километры и могу разглядеть иголку в стоге сена!

Повозка остановилась около большого здания, и оттуда вышли двое мужчин.

- Что они делают? - с любопытством спросила Зюмрюд

- Это турецкие торговцы. Завтра рано утром они уедут обратно к себе, а ковер, наверное, привезли им на продажу.

- А что с ним будет потом? - продолжила Зюмрюд

- Дальше, его продадут в Европу. Кстати, открою вам секрет, этот ковер соткали на несколько лет позже ковра, из которого вышел я! Я очень горд, что мой ковер заказали в честь рождения Микяил бека в 1700 году!А теперь он находится в музее!

- Как в музее! У нас в Баку?

- Нет, мои любимые. Я никогда не был в бакинском музее, потому что у меня нет там друзей и родственников. Зато, когда ваша бабушка Айша ханум идет спать, я незаметно выхожу из коробки и путешествую по разным музеям, где живут такие же драконы как я. Вот этот ковер, например, сейчас в Европе, в Музее Исламского Искусства в Берлине и висит с другими коврами на стене, и на него смотрит очень много людей каждый день. Мои двоюродные братья рассказывают мне о посетителях музея – дракон на мгновение замолчал – Мне так печально, что все мои братья-близнецы сгорели в огне! Мы же добрые драконы воды и боимся огня! Меня бы постигла та же участь, но Мирза бек вовремя выхватил меня из огня! Я очень скучаю по своим братьям!

- Не расстраивайся! Не все потеряно! Ты ведь уцелел, бабушка Айша тебя очень любит, и мы тоже любим – ободрила дракона Зюмрюд

Оба ребенка начали гладить и обнимать дракона, чтоб приободрить его. Братец Су заулыбался: всегда приятно знать, что ты не одинок, и тебя любят.

- Я покажу вам еще кое-что. Мы пойдем в сторону, откуда шла повозка. Видите вот это роскошное здание? Это дом Микяил бека. Только мы спустимся в лесу, я уменьшусь в размерах и спрячусь в пиджаке Али-бека. Я не хочу, чтоб меня кто-то видел. – Дракон плавно опустился, спрятался в гуще деревьев, уменьшился до своих первоначальных размеров и снова сплющился.

- Ой, а мы уже и забыли, каким мальньким ты можешь быть. Давай, залезай мне за пазуху. Только старайся не двигаться! Я боюсь щекотки! 

- Буду сидеть смирно и говорить вам, куда двигаться. Выходите из рощи и идите прямо до дороги. Оттуда свернете направо и через некоторое время окажетесь у ворот дома Микяил-бека.

- А что дальше? - спросил Али

- Я все продумал. Увидите.

Продолжение следует…

dragon-1

P.S. Тем, кто нашел время и имел терпение прочесть текст до конца, у меня просьба: я буду очень признательна, если Вы заполните которкий опросник по данной ссылке. Полученная информация поможет спланировать следующие шаги в подготовке публикации сказки.

IMG_5471

Я поведу тебя в музей…

Два года назад я загорелась идеей научного фестиваля. Ради этого отправилась в Гаагу на 25-ю юбилейную конференцию ECSITE. В истории ECSITE я оказалась первым азербайджанским делегатом, в честь чего удостоилась скидки при регистрации.

Через программы популяризации науки, которые в музеях и научных центрах, в основном, нацелены на детей, я стала интересоваться музейной педагогикой в ее более широком понимании. Museum Education или Museum Learning – одно из самых динамично развивающихся направлений в мировой музейной практики. Работники музея ставят своей задачей как можно лучше раскрыть для посетителей музейные коллекции и экспонаты, а те, в свою очередь, начинают лучше понимать и ценить их значимость и работу музея. Это путь от безразличия к любви, гордости, интересу, желанию узнать больше и поддержать.

Вначале, часто путешествуя по работе (в 2013 я посчитала, что 21 день в году или более 500 часов я провожу в воздушных перелетах), я старалась тратить свои редкие часы свободного времени на культурную программу, чаще всего, поход в музей. С 2014 года я стала целенаправленно собирать информацию и встречаться с иностранными специалистами в этой области для консультаций, читать специализированную литературу и наблюдать за посетителями.

Среди множества “музейных” историй могу выделить три, которые очень сильно на меня повлияли и заставили задуматься о развитии музейной педагогики в Азербайджане.

История 1 – сентябрь 2014

Моя мечта организовать научный фестиваль привела меня в Берлин на участие в краудфандинговом мероприятии One Spark Berlin. О моем участии можно прочесть по ссылкам тут, тут, тут и тут. Кому лень читать, я ничего особенного не выиграла, но это была замечательная школа жизни, отличный опыт и новые знакомства (в том числе, мое участие на УС). Мое решение было спонтанным, по дороге из Лондона на ковровую конференцию в Вене я заехала на пару дней в Берлин. На тот момент я благополучно ушла со своей прежней работы и стала фрилансером, поэтому могла позволить себе то, что не могла с 2011 года как начала работать в сфере стратегического консалтинга – распоряжаться своим временем. Каждое утро я брала лаптоп и шла через дорогу в свой временный офис Starbucks на Belvedere Rd., где и готовилась к One Spark, общаясь с дизайнером в Баку, типографией в Берлине и друзьями со всех концов света, выступающих в роли критиков и советчиков. Чтобы как-то отвлечься от подготовки к выступлению и прочих оргвопросов, я решила пойти на выставку Making Colour в Национальной Галерее, которая была посвящена цветам в картинах от Ренессанса до Импрессионизма. Такая специфическая выставка была очень красиво сделана и полна энциклопедической информации в форме аудио и видео сопровождения на iPod-е. Без преувеличения, это была одна из лучших выставок, которую я посетила в 2014 году. Толпа посетителей в пятничный день подтверждало ее коммерческий успех.

IMG_5375 IMG_5376 IMG_5377 IMG_5398

Прохаживаясь по затемненным людным залам, я обернулась, услышав итальянскую речь. Ничего особенного, итальянцев в Лондоне можно встретить на каждом шагу, но меня привлекла тема разговора: мама разъясняла своей дочке содержание картины. Я узнала миланский акцент, “точно, выпускница Боккони, приехала в Лондон работать в банке, а с рождением ребенка перешла на более спокойную работу”, почему-то решила “примерить” на нее один из сложившихся лондонских стереотипов. Она была с двумя девочками, семи-восьми и четырех-пяти лет – одно загляденье. У старшей был альбом, который можно бесплатно получить у входа на выставку. Она перелистывала страницы, писала что-то карандашиком на полях. Мне так стало интересно, что я начала подглядывать за этой чудной девочкой. Через некоторое время к ним подошёл отец-индус, в костюме и портфелем – видно было, что он только вышел из офиса. Они перешли на английский, по акценту чувствовалось, что в Лондоне пара живет не первый год. Отец взял старшую девочку за руку, а мама – младшую на руки и каждый продолжил свою экскурсию по выставке. Они не просто ходили и смотрели на экспонаты, а читали своим детям текст, дополняли его своими объяснениями, задавали вопросы.

Я ходила за этой интернациональной семьёй, подсушивая их общение и тайно восхищаясь ими. Мне очень хотелось с ними познакомиться, но почему-то тогда я постеснялась подойти к ним, о чем до сих пор жалею. Для меня они стали примером идеальной семьи – стильные, успешные и умные родители, которые несмотря на то, что живут в сумасшедшем мегаполисе и делают карьеру, находят время на общение со своими детьми и проводят свой досуг нестандартно-увлекательно. Это событие зацепилось где-то в моем подсознании и всплыло недавно в процессе работы над одним проектом, но о нем чуть позже.

История 2 – январь 2015

Я приехала на полтора дня раньше в Вену и в ожидании своих подруг решила пройтись арт-марафоном у по Музейному Кварталу Вены. Посетив все выставки современного искусства, которые не были интересны моим подругам, желающим увидеть воочию Климта и Кокошку, я совершенно случайно забрела в детский музей Zoom Kindermuseum.

IMG_2348

В зал воркшопа по принтам взрослым заходить запрещалось, но я уговорила работников музея впустить меня. Это было так здорово: нам расказывали об истории типографии, мы печатали текст на разных машинках, участвовали в разного рода воркшопах, в том числе, создавали шелковые принты по мотивам работ поп-арт художника Уорхолла.

IMG_2269 IMG_2282 IMG_2305 IMG_2318

IMG_2310

 

Ушла я счастливая и довольная с мыслью о том, что хоть я и взрослая серьёзная тётя, но детская программа мне была страсть, как интересна! Наверное, я не одна такая!

История 3 – ноябрь 2015

Вначале, часто путешествуя я просто ходила в музеи и наблюдала, после – стала целенаправленно собирать информацию и встречаться с иностранными специалистами в этой области для консультаций, а сравнительно недавно в Музее Виктории и Альберта в Лондоне мне предложили пройти курс и непродолжительную практику под названием “Creating Innovative Learning Programmes”.

В рамках моего визита я познакомилась с волонтером Сарой Стюарт, студенткой факультета Востоковедения в SOAS. Девушка с синими как индиго волосами – одна из участниц молодежной программы Creative Voice Tour. Это ребята от 16 до 24 лет, которым дается возможность работать над различными проектами и программами музея в тандеме с профессионалами и работниками музея. Сара пишет свою дипломную по искусству Японии и как никто другой смогла рассказать о культуре этой страны.

IMG_8970

Мне очень понравился ее подход: она решила сделать 20-минутную экскурсию по японскому залу. Сара отобрала только четыре экспоната, каждый олицетворял время года и уделила по 5-10 минут каждому. Было невероятно увлекательно и я до сих пор помню, если не в деталях, то очень многое из ее тура. Весна у нее была связана с книжной иллюстрацией монастыря и видом на гору Фудзияма, лето – с роскошным шелковым кимоно, осень – деревяной резной ширмой, а зима – специальной сумочкой для кимоно, выполненной из дерева и перламутра.

IMG_8984

IMG_8981

Благодаря экскурсии Сары я теперь знаю, что у японских кимоно нет карманов, а вот такие красивые безделушки “инро” были очень популярны в период Эдо (1603-1868) и имели практическое значение: инро – это контейнер для табака, денег и всякой мелочи. Японцы прикрепляли по несколько инро на пояс кимоно.

IMG_0198 copy В последний день тренинга V&A мне протянули открытку с просьбой написать самой себе основные моменты нового опыта, которые я бы хотела применить в своей стране. Несмотря на то, что последние 7 лет я живу в Италии, написала я свои пожелания об Азербайджане. Конверт с открыткой запечатали, я указала бакинский адрес, куда и попросила отослать открытку. Сейчас я в Баку и, наконец, могу освежить свою память о том, что я себе нажелала в ноябре 2015-го. К слову, свой текст я закрыла винтажной открыткой 1980-го года “Портрет молодого человека” Мирзы Кадыма Эривани из собрания Азербайджанского Государственного Музея Искусств. 

 

Продолжение следует….

IMG_9071

Frieze London 2015

 

Сегодня в Лондоне стартует знаменитая ярмарка современного искусства Frieze London​, которая продлится до 17 октября. В ней участвуют более 150 галерей со всего мира. Паралелльно открывается Frieze Masters​, где представлены еще более 120 галерей, которые охватывают период с античности до модерна. В дополнение ко всему прочему, все уважающие себя галереи Лондона приурочили свои новые выставки к датам ярмарки. Удобно то, что большой галерейный кластер сосредоточен в районе Mayfair, что недалеко по лондонским стандартам от Regent’s Park, где традиционно проходит Frieze London.

Те, кто интересуется современным искусством должны хотя бы раз постараться попасть на Frieze. У меня в этом году был дебют, а благодаря друзьям из Lisson Gallery​ я увидела Frieze London за день до официального открытия. Несмотря на то, что предпоказ открылся с 11 утра, у входа к 18:30 вечера выстроилась длинная очередь: многие подошли под конец рабочего дня. Сама я вместо запланированных двух часов провела на ярмарке шестичасовой нон-стоп арт-марафон, но мне все равно не хватило времени зайти в Reading Room, посмотреть перформансы и дойти до соседнего павильона Frieze Masters. Если бы не постановка “Леди Макбет Мценского уезда” в Национальной Опере тем же вечером, я была бы одной из последних, кого выдворяли охранники из экспозиционного зала. К слову, приятно, что афишу для данной оперы в London Coliseum сделал наш соотечественник Фаик Ахмед!

Расскажи, Снегурочка, где была, расскажи-ка, милая, как дела

Прогуливаясь несколькими часами ранее по ярмарке, я заметила следующее:

  • одним из самых популярных среди галеристов оказался кореец До Хон Со (Do Ho Suh): его работы экспонировали аж три западные галереи. Мне вообще нравится современное корейское искусство, т.к. ему свойственен утонченный минимализм и поразительное внимание к деталям и качеству. До Хон Со представил свои работы из Speciment Series, где он с максимальной точностью воспроизводит минималистические интерьеры и бытовые приборы из прозрачной полиэстеровой ткани:

IMG_9291

IMG_9293

IMG_9396 IMG_9400

  • в скульптурах довлеет абстракция и геометрия, но если изображение фигуративное, то это что-то сюрреалистическое и с юмором, как например, баклажан с ножками, грелка в человеческий рост и тоже с ножками, или еще “какая-то чертяйка”:

IMG_9825Darren Bader, Sculpture #1. Sadie Coles HQ

IMG_9374 Erwin Wurm, Mutter, 2014. Galerie Thaddaeus Ropac

IMG_0198“какая-то чертяйка”

IMG_9419у Ай Вей Вея в Королевской Академии Искусств очень интересная и хорошо сделанная сольная выставка до 13 декабря 2015, а на ярмарке он представлен не самой интересной работой 2015 года на стенде Lisson Gallery

IMG_9629Американская галерея Gagossian представила сольный проект графики и скульптуры от Glenn Brown. На фото – Chevalier, 2015 – бронза “вымазанная” акриловыми красками.

IMG_9418Аниша Капура можно узнать издалека: вот такие скульптуры в виде вогнутых окружностей он делает как минимум лет десять, но несмотря на избитость темы, они все равно мне нравятся.

IMG_9852Скульптор Erika Verzutti оказалась, что говорится, нарасхват: ее работы были представлены сразу четырьмя галереями. Меня же они оставили равнодушными.

  • единственные галереи, которые показывали видео-арт, были почему-то из Азии. Сама я редко смотрю видео-арт на больших выставках: нет терпения, плюс, я ограничена во времени, поэтому видео-арт привлекает меня только, если продолжительность видео короткая либо у него динамичный и интересный мне сюжет.
  • в отличие от недавно увиденного материала на abc art berlin contemporary​ 2015, на лондонской ярмарке было много работ из текстиля, что меня сильно порадовало. Текстиль в современном искусстве достоин отдельного поста, а пока что вот наиболее интересные примеры:

IMG_9301Do Hu Son, Myselves, 2015

IMG_9467Mira Tajima, 2015

IMG_9515

приятно видеть знакомые имена – художник из Лос-Анджелиса Kour Pour был одним из двадцати художников, у которых я брала интервью в рамках моей сессии “Carpets and Other Textiles in Contemporary Art” на конференции в Университете Джорджа Вашингтона этим августом. Кур использует ковровые и текстильные мотивы для, как он выражается, создания “ковров на холсте”. 

IMG_9340

гобелен от Лауры Провост. Несколькими годами ранее я недоумевала, за что ей дали Turner Prize (быть может, всему виной то, что первая ее работа, которую я увидела было ее видео Wantee and Friends, которое при просмотре вызывало тошнотворный эффект от грязной посуды, которую она использует для сервировки чая и постоянно повторяющимся выражением “Wantee“). Теперь беру свои слова обратно

  • популярна “зеленая тема”: горшки с кактусами в качестве скульптурной композиции, целая чаща из растений вокруг рабобчего стола японской галереи или настоящие яблоки и картошка, проткнутая ножом (так и не поняла, это был муляж или настоящий корнеплод):

IMG_9648Японцы в кустах

IMG_9988яблоки Гранни Смит – часть инсталляции из 23 настоящих яблок от Urs Fischer. 

  • самой популярными изображаемыми частями человеческого тела, простите меня, были пенисы (сразу вспоминаются парты в школах и общественные туалеты!). Тема гениталий и оголения вообще настолько избита, что к ней на Западе давно привыкли и относятся спокойно. Но иногда оголение бывает неуместным. Так, последние несколько лет догола стали раздеваться в классических операх, наверное, чтоб эпатировать публику и привлечь новый сегмент аудитории. Сегодняшняя опера не была исключением, но на этот раз вместо кого-то из массовки догола разделся один из солистов, John Daszak, исполнитель партии Сергея, и стоял так минут пять, но, благо, задом к залу.  Я не ханжа, но на голый зад в опере мне смотреть было неприятно.

Чтоб статья не заканчивалась текстом из серии “загнивающий Запад”, хочу поделиться потрясшей меня работой американского скульптора John De Andrea. Мастерство, детализация и экспрессия этой скульптуры поражают:

IMG_9327

IMG_9325 IMG_9330

IMG_9326John De Andrea, Cierra, 2003

Кому интересно узнать больше о стиле реалистичной скульптуры, посмотрите работы моих любимых скульпторов Choi Xoo Ang, Ron Mueck и Duane Hanson.

Турандот_обложка copy 2

Milli İrsimiz. Часть 3

В первой части я делилась основными тезисами проекта “Milli Irsimiz” и просила помочь всех читателей распространить видео-пилот “История преемственности: от Низами до Пуччини” (в оригинале “The Story of Continuity: from Nizami to Puccini”), которое Вы можете просмотреть в Youtube, вторая часть посвящена предыстории создания видео и тому, как более двух лет я шла к данному проекту и искала поддержки, а заключительная часть – почему и как делалось видео.

Just Do It!

Прожив треть своей жизни за границей, в США и Европе и активно интересуясь вопросами культуры, я могу с уверенностью сказать, у Азербайджана не так много универсальных продуктов в сфере культуры «на экспорт», понятных широкой аудитории, в любой точке мира. Мне всегда была интересна не только аутентичность отдельных элементов нашей культуры, но и то, как они переплетаются с другими культурами и влияют на них. Тема Низами и Пуччини – один из примеров, ставший известным мне случайно. Согласитесь, об этом очень важном факте о связи времен и культур почти ничего нет! Может быть, их намного больше! Но много ли мы сами знаем о нашем национальном достоянии?

Мне очень нравится, что в Италии в школе более года школьной программы по литературе посвящена Данте и разбору его произведений, в первую очередь, «Божественной Комедии». И это прекрасно! Почему бы не посвятить больше времени изучению наследия Великого Низами в школьных программах Литературы, Истории, Искусствоведения, Музыки? Пользуясь случаем,  обращаюсь к исследователям творчества Низами с просьбой поделиться со мной своими знаниями и работами и помочь в популяризации Низами.

 

“If not me, who? If not now, when?”

Для популяризации Низами и его влиянии на западную культуру я неоднократно слышала совет, что этим должны заниматься те, для кого это важно. Подумав и поняв, что это важно в первую очередь для меня, я решила действовать. Тем более, это оказалось в моих силах, в отличие от желания увидеть пополнение коллекций музеев Азербайджана ценными и редкими “драконовыми” коврами, которое пока что не реализовалось (к слову, в Армении такие ковры есть в музее, а еще мы публиковали на ФБ странице блога фото такого ковра в музее Гюльбекяна).

В начале, не имея конкретного плана и четкого elevator pitch, все мои попытки привлечь внимание к этой теме влиятельных соотечественников не давали никаких результатов. Так прошло более двух лет. Но я твердо решила для себя идти к своей цели. Так что, повторяя про себя как мантры феммининстический лозунг Эммы Уотсон и строки из песни Земфиры «Кто мне сказал – не получится. Если мне хочется – сбудется», я решила любыми способами, но хоть что-то сделать. Тем более, повод для активизации приближался: новая постановка оперы «Турандот» по случаю Экспо в Милане была назначена на 1 мая 2015 года. Моя авантюра принимала разные проявления: от идеи установить билборд на площади Ла Скала с информацией о Низами в период оперы до предложения включить упоминание о поэте в буклет постановки или в выставке, посвященной опере «Турандот» в музее Ла Скалы. В мэрии мое предложение затерялось в потоке подготовки к Экспо, а в Ла Скала попросили не беспокоить: дизайн и содержание буклета утвержден уже давно, про Низами знают, сами они об этом писали в 2010, но не считают необходимым упоминать об этом в 2015 году, а с куратором выставки в музее я познакомилась к ее окончанию.

Идея анимации о Низами пришла после просмотра одного из видеороликов на канале TED Ed. Несколько месяцев ушло на поиск исполнителей, которыми в итоги стали представители российского отделения Creative 141 Worldwide, агентства с азербайджанскими корнями. Параллельно проходил поиск партнера, способного оказать организационный вклад и финансовую поддержку проекту. Мне было важно взаимодоверие, плюс у меня неприятие ненужной бюрократии и прессинга на мою креативность. Так, в качестве партнера вырисовался ASN, который дал мне зеленый свет и предоставил свои административные и финансовые ресурсы. Соответствие цели проекта целям деятельности ASN создало решающую предпосылку для сотрудничества. Azerbaijan Student Network (ASN) – является открытой платформой для юных азербайджанцев в Европе и европейцев, интересующихся нашей страной. Организация способствует презентации ценностей и культуры азербайджанского общества в Европе и научному, профессиональному и культурному обмену между азербайджанской молодежью и европейцами.

В моей прошлой работе бизнес консультанта меня тяготило то, что единственным результатом труда была кипа слайдов с рекомендациями клиенту и разными прогнозами, которые он исполнял сам. «Никакой ответсвенности» – как любил говорить один из парнеров компании. Видео и все, что с ним связано – это один из первых продуктов, где у меня появилась настоящая ответственность за каждое слово и нарисованную иллюстрацию. С момента моего настоящего знакомства с Низами, я настолько прониклась произведением «Хафт пейкар», что образ принцессы из поэмы Низами стал моим альтер-эгом. Только гениальные произведения могут пережить века и остаться актуальными, а через Низами я лично пришла к лучшему пониманию себя, как я это назвала «back to the roots» – «назад к корням».

Miniature-style

Для исторической достоверности в видео анимации в качестве примеров использовались образы персидских миниатюр 15-17 веков и иллюстраций художников Умберто Брунелески и Леопольда Метликовица 1926 года, которые создали первые афиши и костюмы к опере Пуччини

Turandot Bruneleschi

Так выглядит афиша Брунелески…

Турандот_обложка copy 2

… а это иллюстрация из видео-анимации по мотивам обложки нотной книги с рисунком Метликовица

Сейчас много усилий уходит на освещение данного события на Западе. О проекте пока что написали в специализированной прессе и популярных блогах в Германии, Англии и России, поддержал проект оперный театр в Швеции, где в августе была премьера «Турандот» с оперной дивой Ниной Стемме в главной роли. С ней мне удалось встретиться в мае в Милане и благодаря госпоже Стемме у проекта появились контакты в Швеции, откуда она родом. Мне очень приятно, что такая мировая величина уделила время встретиться с «простой смертной», но нужно куда больше поддержки, о чем я писала в своем предыдущем посте.

И еще, нравится нам или нет, почти нигде на Западе Низами не идет как азербайджанский поэт!  Присваивание Низами персидской культурой – это еще одна проблема, но тема уже для отдельной статьи. Очень активные контр-меры принимает и Первая Леди, и Няргиз Пашаева: могу представить, каких усилий стоило открытие программы имени Низами Гянджави в Оксфордском университете или памятника поэту в Риме в знаменитом парке Виллы Боргезе, где написано, что Низами – азербайджанец. 

К слову, видео по Низами – это пилот проекта «Milli Irsimiz», который задуман как серия онлайн и оффлайн мероприятий, рассказывающих широкой общественности, в первую очередь, за пределами Азербайджана, о малоизвестных фактах из истории, также о культуре и искусстве Азербайджана. Этот проект – пазл, в который я хочу включить то, за что я испытываю гордость будучи азербайджанкой. В планах много идей не менее достойных того, чтоб о них узнала широкая общественность, но для них мне еще предстоит найти время (и отдохнуть!) и финансирование и еще, наверное, чуть большую поддержку и веру моих соотечественников!

Турандот_обложка copy 2

Milli İrsimiz. Часть 2

Первая часть

Предисловие к данной статье

Несколько месяцев назад читала о Марселе Дюшане и о том, как самая знаменитая из его работ «Фонтан» (обычный писсуар) на самом деле принадлежит эксцентричной поэтессе Эльзе Плёц.

Дюшан заврался также как и Уолтер Кин, который годами присваивал себе работы жены, только в случае недавно экранизированной Тимом Бертоном истории Big Eyes, справедливость восторжествовала. В случае с «Фонтаном», арт-мир пока что не готов официально признать то, что боготворение Дюшана как основоположника современного концептуального искусства основано на лжи. Однако оба эти примера являются вводными в борьбу за справедливость.

 

Ближе к делу…

Моя история не столь разоблачительна, и не про плагиат, а скорее всего о забвении. На сегодняшний день то, что знаменитая опера «Турандот» Джакомо Пуччини по своему сюжету идентична истории из произведения Низами Гянджеви остается все еще малоизвестным фактом. Почти все, кому я ее ни рассказываю, искренне удивляются. Удивилась и я, обнаружив эту связь совершенно случайно, на волне поиска себя и ответа на вопрос, что же делает меня азербайджанкой, и как не растерять свою национальную и культурную принадлежность, проживая длительное время за границей.

Все началось с того, что пару лет назад я загорелась желанием поставить балет «Семь Красавиц» в Европе. Через сокурсника по Bocconi, который оказался семейным другом театрального сценографа Энцо Фригерио (Ezio Frigerio)  и его оскароносной супруги Франки (Franca Squarciapino), я познакомилась с этой интересной парой. Несмотря на свой преклонный возраст, супруги на тот момент активно работали и успешно поставили балет «Спящая Красавица» в Астане в честь 15-летия празднования новой столицы Казахстана. В их загородом доме на озере Комо мы говорили о том, какие снобы управляют знаменитыми оперными театрами, как паре не нравится акустика в Большом после его реконструкции и как вообще трудно продвигать что-то новое на мировых театральных площадках. Идея балета им очень понравилась, и они при мне начали обзванивать своих друзей, спросить совета, какая балетная труппа подошла бы для спектакля. Прощались мы в надежде встретиться снова и планировать следующие шаги…

По странному стечению обстоятельств, после этой встречи меня «сослали» по работе именно в Казахстан на долгие месяцы и о моей театральной мечте пришлось забыть, тем более, что она никак не вязалась с интенсивной работой в консалтинговом проекте для одного из мировых лидеров сыро-молочной продукции. Свободного времени оставалось не так много, и все же монотонно скучные вечера пребывания в гостинице после работы я решила скрасить изучением либретто балета и просмотром записей на канале YouTube. Советская постановка мне казалась неестественной, а в новой версии 2008-го года чувствовалась какая-то незавершенность, хоть либретто достоверно повторяло сюжет поэмы. Но, если есть вопросы, лучше обратиться к первоисточнику – самому Низами и его невероятно глубокой философии и сплетению сюжетов! Кто не читал, советую – Вас ждет много открытий! Из школьной программы я не очень помнила содержание поэмы (к слову мы не читали оригинал, а ограничились конспектами учителя по литературе), поэтому я села читать Низами впервые. Так вот, «Хафт пейкар» или «Бахрам-Намэ» 1197-го года (в русском переводе известная как «Семь красавиц») – поэма о любви, всех ее проявлениях и о семи цветах, с которыми ассоциируется любовь, начиная от самой порочной, темной, закончившейся физическим насилием, и до самой светлой и трогательной, когда влюбленные решили остаться непорочными до свадьбы. У Низами любви без секса не бывает, и его воображению с подборкой метафор интимным отношениям, наверное, позавидует любой автор любовных романов!

Но самым большим открытием и удивлением для меня было то, что история Славянской принцессы, рассказанная шаху Бахраму о красном цвете – это сюжет последней оперы Джакомо Пуччини «Турандот», которую многие знают по арии в исполнении Паваротти – Nessun Dorma. Для сравнения предлагаю ознакомиться с либретто оперы и историей принцессы у Низами.

TURANDOT-saprtito-brunelleschi

Так выглядят первые ноты для оперы “Туандот” 1926-го года с иллюстрациями Брунелески, которые я впервые увидела в антикварном книжном магазине в Милане, а совсем недавно купила на аукционе Ebay! 

Общепринятая и растиражированная версия написания «Турандот» Пуччини, которую можно найти в любой книге, рассказывает о том, как композитор прочел пьесу Фридриха Шиллера 1801 года, которую тот написал по произведению Гоцци «Турандот» 1762 года. Я стала искать ответ на два вопроса: откуда Гоцци взял историю и был ли он знаком с произведением Низами. По словам моего знакомого композитора и исследователя творчества Пуччини Лоренцо Ферреро, «мы можем быть уверены в том, что Гоцци читал Делакруа.» Французский писатель Делакруа в своем сборнике «Тысяча и один день» (не путать с «Тысяча и одной ночью» Вильгельма Гауфа) написал историю Низами из “Семи красавиц”. Лоренцо добавил, что «[сам Делакруа] утверждал, что потерял «персидскую книгу», из которой он «перевел» эту историю, не упоминая автора [оригинального произведения]. Возможно, Делакруа и не знал, что истории, описанные им в «Тысяча и одном дне», имеют авторов. Уже в 18-м веке эта история [отрывок-рассказ Славянской принцессы] становится частью всеобщего наследия». У Делакруа безымянная принцесса-славянка Низами обретает имя «Турандот» – «Дочь земель Турана».

Хотя профессор Джиавери из Университета Турина выдвигает версию о том, что Пуччини могла быть известна статья о Низами и его произведениях, которая вышла в двадцатые годы, в архивах дома-музея композитора в Тоскане, а также компании Casa Riccordi и музее Teatro alla Scala прямых доказательств я не нашла. Искала я книги Низами или упоминание о нем и в доме-музее Шиллера в Германии, но и там не произошло сенсационного открытия. Получается, что во время написания оперы о Низами возможно и не знали, а сейчас о нем и напрочь забыли, и многие музыковеды даже не осведомлены о первоисточнике оперы Пуччини. На мой прямой вопрос директору, отвечающему за всю печатную продукцию оперного театра Ла Скала, Франко Пульчини, последовало объяснение, что оперные театры больше интересует музыкальная составляющая, а либретто и его история второстепенны. Однако, он дал мне нужное направление, посоветовав обратиться к брошюре «Турандот» 2010/2011 сезона Ла Скала, где в своей статье «Giunge da lontano, la principessa crudele…» профессор Мария Тереза Джиавери делает сравнительный анализ поэмы Низами и либретто оперы Пуччини. К нашему общему сожалению, ее предложение выпустить отдельную книгу о Низами и его образе принцессы, которая всем стала известна под именем Турандот, дирекция театра отвергла. С приходом нового директора Александра Перейра Ла Скала поменяла позицию по ряду вопросов, и в брошюре 2015 года упоминание о Низами, к сожалению, отсутствует.  (Я обращаюсь с надеждой к нашим меценатам изыскать возможность помочь госпоже Джиавери в выпуске ее книги, а в дальнейшем и проведении конференции, посвященной творчеству Низами.) Общение с госпожой Джиавери стало моим третьим полноценным интервью-встречей с международными экспертами на тему «культурного моста Низами-Пуччини». По мере возможности, я буду публиковать мое общение со специалистами по Восточной литературе, исследователями творчества Пуччини и работниками мировых оперных театров (неудивительно, первым в списке идет моя любимая Ла Скала).

Но встрече с профессором Джиавери и спонтанно начавшимся циклом общения со специалистами, предшествовали месяцы посещения всех книжных магазинов Милана, запись в несколько библиотек с целью поиска какой-то информации о Низами в книгах об опере и композиторе Пуччини. Почти отчаявшись и получив долю насмешек от знакомых своей обсессией Низами, я решила обратиться к специалистам разных сфер и трех континентов – литературоведам, ориенталистам, музыковедам. Приятно удивила их открытость и желание помочь в изучении вопроса. Ведущим специалистам Колумбийского, Принстонского, Оксфордского и Кембриджского университетов, знаменитым композиторам или директорам музеев не нужно было знать ровным счетом ничего обо мне, они без проблем приглашали меня домой на чашку чая, давали личные контакты и дарили свои книги, в то время как в некой бакинской инстанции с именем Низами в названии, на мою просьбу поделиться со мной именами (даже не контактами!) исследователей творчества Низами, запросили мой CV, нынешнее место работы и детальное описание, зачем мне нужны имена этих «важных людей». Было и обидно, и смешно! Конечно, никакой помощи от них, даже после того, как я все объяснила не последовало… ну и ладно!

За время моего изучения данного вопроса, я поняла, что информация о Низами и «Турандот» остается в рамках узкого круга специалистов и описывается в нескольких малочитаемых блогах, а из серьезных источников, проскальзывает мельком в качестве одного предложения в англоязычной версии Википедии и проекте колумбийского университета Encyclopedia Iranica. Там же упоминается швейцарский исследователь Мейер, который в 1941 году опубликовал статью “Turandot in Persien” – это одно из самых ранних упоминаний о первоисточнике. Но этих капель в Интернете недостаточно для популяризации информации о том, что отрывок из поэмы Низами лег в основу нескольких произведений и в итоге стал оперой Пуччини. Какой-то весомой книги на этот счет также пока не было опубликовано, поэтому есть, куда стремиться отечественным и иностранным исследователям и ученным. Приятно то, что за последние несколько лет имя Низами редко, но все же всплывает при упоминании оперы Пуччини. Вот несколько примеров: сайт радио в Калифорнии, информационный портал World Concert Hallконференция в Лейдене и оперный театр в Софии (особое спасибо автору за то, что он не радикально называет Низами персом, а готоврит о том, что Низами можно считать азербайджанским поэтом!).

IMG_5953 copy В театре Ла Скала, помимо программок, которые печатаются для каждого вчера, есть брошюры, рассказывающие о постановке, и книга-издание на каждый оперный сезон. У них нет ISBN кода и я не могла долгое время найти такую книгу сезона 2010-2011 года, когда в Ла Скале в последний раз ставилась опера. Именно в ней профессором Марией Терезой Джиавери была написана статья о Низами, но эту статью не найти ни на сайте театра, ни в где-либо в Интернете. В итоге, я попросилась в архив музея Ла Скала, чтоб почитать статью хотя бы там! Не прошло и трех месяцев, как в магазин Ла Скала, где, как я узнала, эксклюзивно продаются эти брошюры привезли со склада по моему запросу этот редкий экземпляр! А профессор Джиавери во время личной встречи дала согласие на перевод текста! Теперь дело за Ла Скала, которая обладает совместными авторскими правами. Если дирекция даст добро, в скором времени мы переведем эту статью с итальянского на русский и азербайджанский!

Screenshot 2015-07-20 21.17.24

Первая брошюра “Турандот” от 25 апреля 1926-го года

Turandot 2015

Брошюра “Турандот” от 1 мая 2015-го года

Продолжение следует…

Турандот_обложка copy 2

Milli İrsimiz

С момента запуска видео-пилота проекта “Milli Irsimiz“, рассчитанного на западную аудиторию о культурном мосте, протянувшемся через поколения и широкую географию, прошло несколько недель и на удивление, результат пока что оставляет желать лучшего: на канале Youtube всего несколько тысяч просмотров, а запланированные публикации в западных СМИ либо откладываются, либо не печатаются. Объяснения – ниже. 

Поэтому хочу обратиться ко всем читателям блога УС и представителям СМИ (наших и зарубежных) от первого лица и попросить помочь распространить информацию о первоисточнике сюжета оперы “Турандот” итальянского композитора Джакомо Пуччини – поэме “Семь красавиц” Низами. Более подробно об этом я написала в российском блоге “Сноб” и английском The Culture Trip в июле.

Большая просьба: делились ссылкой на видео (вот она) либо специальным кодом, почему объясню ниже. Для любых пояснений обращайтесь напрямую: все детали в конце статьи.

Видео “The Story of Continuity: from Nizami to Puccini” вышло на канале YouTube 23 июля 2015 года. Видео на английском, но Вы можете выбрать субтитры на азербайджанском и русском в правом нижнем углу экрана (иконки “CC” и “Settings”). 

 

Еще как автор проекта я хочу подчеркнуть следующее: 

  1. я не первооткрыватель: информация о похожести сюжетов прослеживается в разных источниках (о них я напишу на следующей неделе), но они не столь популярны и до сих пор остаются неизвестными широкой общественности.
  2. я – не музыковед и не литературовед, у меня бизнес образование, живу и работаю в Милане. Опера – мое хобби. Мои подозрения о том, что сюжет оперы Пуччини взят из “Семи красавиц” Низами нашли подтверждение в брошюре миланского театра Ла Скала за сезон 2010/2011. Для дальнейших исследований, поездок и встреч со специалистами мне необходима была поддержка, которую обеспечила организация Azerbaijan Students Network (ASN), сотрудникам которой приношу свою глубокую признательность!
  3. я – азербайджанка и патриот своей страны. Проект “Милли Ирсимиз” ставит перед собой задачу рассказать о том, что мне нравится и чем я горжусь, когда я говорю, что я – азербайджанка и, таким образом привлечь внимание Запада к истории и культуре страны! Видео-проект рассчитан на международную аудиторию и выполнен строго по требованиям к созданию такого рода матереала (получение лицензии на использование музыкальных фрагментов музыки Nessun Dorma из оперы Turandot в исполнении знаменитой скрипачки Ванессы Мэй от правообладателей –  компаний Universal Music Publishing/Casa Ricordi и Warner Music, консультации с экспертами в сфере музыки и литературы, получение их разрешения на использование цитат из специально сделанных для проекта интервью).
  4. ни о каком плагиате тут речь не идет и идти не может! Я никого ни в чем не обвиняю, особенно Пуччини и европейских писателей. Цель видео – добиться включения информации о Низами в брошюры ведущих оперных театров мира (как это было сделано Ла Скалой в 2010 году), а также оказать поддержку и продемонстрировать заинтересованность нашей страны в изучении Низами ведущими иностранными специалистами. Видео – это попытка донести до любителей оперы и литературы интересную связь между Великим Пуччини и революционной оперой “Турандот” и Великим Низами и невероятно лиричным и тонким произведением “Семь красавиц”, которое я советую всем прочитать на досуге!

Проекту очень нужна международная поддержка и “послы доброй воли”. Это могут быть как общественные деятели, знаменитости, так и каждый из вас: посмотрев и поделившись ссылкой вы помогаете распространить информацию. Конечно же, лучше всех с задачей послов проекта справились бы сами оперные певцы и оперные театры.

Пока что большой удачей стало мое знакомство с оперной дивой Ниной Стемме в Милане на премьере оперы “Турандот” в мае, где она исполняла главную партию. Она нашла время на встречу и интервью и помогла распространить информацию на премьере оперы в Швеции этим августом. Но намного приятнее, если кто-то из азербайджанских исполнителей классической музыки и оперных певцов или даже знаменитых бакинцев поможет в распространении информации. 

Пользуясь случаем, хотела бы поздравить нашего соотечественника Юсифа Эйвазова с главной мужской ролью в постановке “Турандот” в Метрополитен опере. Об этом певец поделился на своей официальной страничке в ФБ. Опера “Турандот” – одна из самых сложных в исполнении.  Очень надеемся, что Юсифу известны корни сюжета оперы и он сможет рассказать о них своим коллегам и поклонникам!

В скором времени на блоге УС выйдет еще две статьи, описывающий проект и более детально рассказывающий о предыстории проекта и непосредственно о том, как делалось видео. 

wink

Иллюстрация Славянской Принцессы Назрин-Нуш из видео The Story of Continuity: from Nizami to Puccini. © Asli Samadova (P) 2015 Asli Samadova and ASN (Azerbaijan Student Network), Illustrations by Creative 141 Worldwide.

 

P.S.:  По условиям договора-лицензии на использование музыки Пуччини с компаниями Warner Music и Casa Ricordi/UMPP видео может быть только на Youtube-канале Milli Irsimiz. Скачивание и размещение видео на иные платформы не разрешается и нарушает авторские права участников и партнеров проекта, и влечет для нас последствия вплоть до отзыва лицензии Warner Music и Casa Ricordi/UMPP. Еще это снижает общее количество и популярность просмотров ролика на канале Youtube, а нам важна статистика просмотров. Чем больше просмотров на Youtube, тем больше шансов быть замеченными: аудитория намного охотнее смотрите видео с большим количеством просмотров и у таких видео намного больше шансов продвигаться самим Youtube в различных чартах. Поэтому, делитесь линком или используйте код c Youtube для вставки на ваш сайт/блог.

Нам будет приятно узнать, где и как упоминается информация о проекте. Вы можете делать tag странички MI Project: Milli Irsimiz – National Heritage of Azerbaijan в Facebook  и подписаться на новости. Если у Вас есть свежие идеи и желание поддержать проект, будем рады, если Вы ими поделитесь!  

Кроме того, нам важно знать, когда о проекте пишут СМИ: информацией о новых статьях мы делимся на страничках MI Project и ASN в ФБ. Вы можете свободно использовать пресс-релиз проекта видео по Низами на русском, азербайджанском, английском, немецком и итальянском языках и обращаться ко мне по любым вопросам по проекту. Перед печатью буду признательна, если сообщите: для проекта важна достоверность и правильное отображение нашей философии. Для этого, пишите мне или в инбокс блога и я вышлю Вам вcе материалы! Если же данный или иной уже опубликованный материал перепечатывается или используется для написания статьи, пожалуйста, не забывайте указывать авторство текстов/источник, упоминать о партнерах проекта видео-анимации The Story of Continuity: from Nizami to Puccini – организации ASN, а также включать ссылку на источник текста, из которого вы почерпнули информацию. 

Спасибо за понимание!