658 (1)

Новая Европа

В последнее время в европейской прессе бурно обсуждается подъем ультраправых настроений в обществе.  О “правом повороте” говорить еще рано, но поворотник уже включен. Показательным является ошеломительный успех ультраправой партии Франции “Национальный фронт” под руководством Марин Ле Пен, многократно увеличевшей свое представительство в муниципальных органах власти.
Кроме Франции, правые усиливают свои позиции в Норвегии, Финляндии, Нидерландах, Австрии. Где-то они уже представлены в парламенте, а где-то даже являются членами коалиционного правительства (чуждая нам и не всегда эффективная форма образования правительства несколькими политическими партиями).
Насколько велика угроза “правого поворота” в Европе? Как с ними бороться? Что им следует противопоставлять? – этим вопросам посвящен интереснейший доклад немецкого фонда имени Конрада Аденауэра с модным названием “Европа? Нет, Спаибо“, который был опубликован незадолго до муниципальных выборов во Франции и адресован европейским лидерам как инструкция по противодействию угрозе правого популизма.

Авторы документа начинают с анализа волеизъявления граждан европейских государств  с середины 90х и с горечью признают – правые идут!
downlodadЭто безумно тревожит “хранителей большого европейского проекта”, каковыми себя позиционируют традиционные европейские христианско-демократические партии.  Особенно то, что ультраправые, кроме уже знакомых шовинистских лозунгов, вооружились новыми – антиевропейскими. И небезуспешно – воспользовавшись волной недовольства политикой, направленной на спасение стран-банкротов за счет европейских налогоплательщиков, ультраправые ловко заработали себе политические очки. Для приверженцев европейской интеграции особую опасность представляет усиление правых партий радикального толка перед назначенными на конец мая выборами в Европарламент – есть угроза антиевропейской коалиции так называемых евроскептиков. Ультраправые партии Франции и Голландии уже заявили об объединении усилий для выхода из ЕС.

Вернемся к докладу.
Далее в нем следуют 5 ключевых факторов, способствующие возникновению и росту ультраправых сил в обществе:
1. Наличие избирателей, разочарованных в политическом курсе европейской интеграции. Разочерование налогоплательщиков зачастую связано с финансовой помощью европейским странам-аутсайдерам во время экономического кризиса, а также с неэффективной (по их мнению) миграционной политикой.
2. Открытые дебаты на вышеупомянутые темы являются вторым благоприятным фактором для роста правых партий. Авторы доклада признают, что ультраправым популистам намного легче мобилизовать электорат – властям приходится посвящать развернутые статьи и телевезионные передачи для объяснения/оправдания финансовых вливаний в эконимику Греции, а толку все равно никакого. Тогда как ультраправым лидерам для того, чтобы достучаться до своего избирателя хватает и двух слов: “Хватит платить!”.
3. Институционные условия – тут имеется в виду эффективность процентного барьера на выборах, направленного на недопущение популистов и радикалов в формирование представительных и законодательных органов страны.
4. Уровень медийности – рост радикальных настроений в обществе зависисит о того, насколько местные СМИ готовы предоставлять трубину ультраправым политикам.
5. Наличие харизматичного лидера. Думаю, этот пункт в объяснении не нуждается.
Оценив вышеперечисленные факторы в отдельно взятых странах от 0 до 1 (1- наиболее благоприятные условия для возникновения ультраправых партий), авторы доклада составили следующую таблицу:
downloadРезультаты исследования показывают, что наиболее благоприятные условия для возникновения и роста ультраправых партий имеются в Австрии, Италии и Швейцарии. За ними следуют Нидерланды, Дания, Финляндия, Словакия и Франция. В Германии же, напротив, условия для развития и распространения правых правых идей наименее благоприятствуют. Националисты в Германии все еще находятся под табуированным давлением гражанского общества (и слава Богу!).
В заключительной часте авторы призывают лидеров проевропейских демократических сил активно бороться с правыми популистами. Методом борьбы называются дискуссия и разъетнительные работы с электоратом – необходимо доступней объяснять блага европейской интеграции, важность сохранения союза европейских государств, а также причины всяких непопулярных мер (вроде финансовой помощи странам, наиболее пострадавших от финансового кризиса).
И еще один важный момент вывод из доклада! Если тотальный приход к власти ультраправых в Европе находится под большим вопросом, одно известно точно – ультраправые партии уже сегодня имеют огромное влияния на правительства своих стран. Дело в том, что демакратическим и консервативным партиям в погоне за голосами избирателей приходится перенимать некоторые националистические лозунги (риторика Саркози, например, касательно иммигрантов на время президентских выборов становилась жестче, чем у самой Марин Ле Пен). Ультраправые радикалы принуждают свои правительства принимать решения, диктуя им свою повестку (стал бы Кэмерон давать добро на референдум о независимости Шотландии, не прижми его к стенке Найджел Фарадж со своей Партией независимости Соединённого Королевства?). Таким образом влияние и силу ультраправых недооценивать не стоит, даже если формально они не у власти.

Доклад несомненно интересный, но главную характерную черту европейских ультраправых партий я в нем, к сожелению, не заметил. По какой-то причине его не стали прямо называть (может, потому, что на момент подготовки доклада эскалация конфликта с Россией не достигла такого уровня, как сегодня). Но об этом подробно говорится в статье уважаемого американского журнала Foreign Affairs . Дело в том, что ультраправые партии ярые сторонники политики Кремля. Их лидеры даже не скрывают этого. Марин Ле Пен открыто поддержала Россию в крымском вопросе. Ее принимают в Москве на высшем уровне. Вот она на встрече со спикером Госдумы Сергеем Нарышкиным.

maru

Автор статьи приводит еще несколько примеров особых отношений европейских ультраправых с Кремлем и утверждает, что партия “За лучшую Венгрию“(ее еще называют “Йоббик”) получает финансирование из России. А это, между прочим, третья по величине партия Венгрии. Лидер партии – Габор Вона – последовательно критикует европейскую интеграцию, а Россию называет главным партнером Венгрии. На фото он запечетлен вместе с главным идеологом кремлевского проекта евразийской сверхдержавы Александром Дугиным:

dunin

Средства из России, как говорится в статье, также получают и греческие фашисты (партия “Золотой рассвет“) и как выявила депеша, опубликованная на WikiLeaks – болгарская ультраправая партия “Атака“.
Все это говорит о следующем: в то время, как в России на федеральных каналах вещают о национал-предателях и 5-ой колонне, проплаченной Госдепом, в Европе появились настоящие сторонники Кремля – это пока маленькие, но (судя по немецкому докладу) набирающие силу ультраправые националистические партии. И что самое главное – Кремль их грамотно использует. Например, когда вы услышали по новостям фразу “европейские наблюдатели не зафиксировали нарушений на референдуме в Крыму“, вы не задавались вопросом, какие такие “европейские наблюдатели”, если ЕС официально не признает результаты референдума? Смешная картинка из просторов, внятно объясняет какие это наблюдатели:

6666

Действительно, посмотрите на список некоторых приглашенных “наблюдателей”:

nabluda

А вот подробнее:
Энрике Равелло (Испания) – депутат парламента Испании, представитель сепаратистского движения в Каталонии, в прошлом – член неонацистской организации CEDADE.  Выступает за независимость Каталонии от Испании.
Иван Абажер (Болгария) – председатель Крымского республиканского общества болгар им. Хилендарского.  Активно критикует членство Болгарии в Евросоюзе.
Фабрицио Бертот (Италия) – депутат Европарламента от Италии. Был мэром предместья Турина, но в 2012 году был отстранен от обязанностей из-за расследования, связанного с его сотрудничеством с мафией (группировка Ндрагета, относится к наиболее могущественным в мире).
Миленко Радовац  (Сербия) – кандидат в депутаты от сербской партии «Двери», идеология:  крайний правый социальный консерватизм и православный клерикализм.
Бела Ковач (Венгрия) – представитель ультраправой венгерской партии «Йоббик», которая известна своими нападками на евреев и ромов.
Кирилл Колев (Болгария) – депутат ультралевой национал-коммунистической партии АТАКА, председатель молодежной организации партии АТАКА, которая характеризуется как ультранационалистическая, антисемитская и расистская.
Хикмат Аль Сабты (Германия) – левый политик родом из Ирака, активно участвует в разжигании палестино-израильского конфликта, его действия против Израиля и еврейской культуры оцениваются как провокационные.
Йохан Эвальд Штадлер (Австрия) – председатель реформаторско-консервативной партии Австрии, депутат Европарламента от Австрии. Утверждал, что Анна Политковская сама заказала свое убийство…
Татьяна Жданок (Латвия) – депутат Европарламента, одна из лидеров русского политического движения в Латвии. Попадание ее в Европарламент стало последним успехом ее партии – ни одного депутата ни в Сейме Латвии, ни в Думе Риги ее партия не имеет.
Матеуш Пискорский (Польша) – глава миссии международных наблюдателей в Крыму. Пискорский является генеральным директором Европейского центра геополитического анализа. Известный польский фашист и антисемит.
Франк Крелейман (Бельгия) – председатель комитета по международным делам парламента Фландрии, сепаратист из партии, запрещенной бельгийским судом, персона нон-грата в Турции. Выступает за отделение Фландрии от Бельгии.

Сотрудничество европейских ультраправых популистов с Кремлем на самом деле не должно никого удивлять. Популисты противопоставляют себя местным политическим элитам, направляют против них шквал критики, выступают против актуального политического курса (читай евроинтеграции). Они хотят получить власть и побыстрее свернуть с этого курса направо. Тут их цели совпадают с кремлевскими.  Автор статьи в Foreign Afairs беспокоится, что Путин решил развалить ЕС изнутри, поддерживая ультраправые экстремистские партии и по пути пользуется ими, когда нуждается в “правильном” “мнении” “европейских” “политиков”.

Политический ландшафт Европы меняется и меняется он не от лучшей жизни. При этом умиляют попытки навязать общественности мысли о загнивании Европы исключительно в контексте моральных ценностей, сводя все к “у-них-там-геи-женятся”, в то время, как Европа нуждается в скором решении демографических (в следующие 50 лет старение населения в большинстве европейских стран достигнет беспрецедентного размахавыберете русский язык поиграйте с демографическим прогнозом Германии, например) , экономических (даже МВФ в своем докладе осторожно признается в допущении ошибок в процессе спасения Греции, чего еще от них ожидать?), политических проблем (об этом подробно говорится в докладе, которому была посвящена первая часть данной публикации).

Запад больше не в состоянии выполнять цивилизаторскую миссию “белого человека”, как раньше. Складывается ощущение, что у западноевропейской идеологии закончился ресурс политических обещаний двухсотлетней давности – всякие свободы гарантировали, а число недовольных увеличивается. Традиционные демократические партии Европы теряют позиции, а поддержка радикалов Кремлем только ускоряет процесс обновления политического курса Европы – курса направо.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>