Tag Archives: carpets

bg_ru-1

Семейный Фестиваль

 

1. Что? Где? Когда? 

bg_ru-1

2. Что вас ждет? 

Вся программа 2-х дневного фестиваля по данной ссылке. У нас большое количество увлекательных воркшопов, викторин и игр для семейного досуга и отдыха. Вот некоторые из них:

Эбру

сделай браслет

рисуем на стекле найди буту ковровый пазл делаем мягкие игрушки Hoop Art

А вот так выглядят некоторые активности моего проекта “Милли Ирсимиз” для Азербайджанского Музея Ковра. Вам вручат их на кассе вместе с билетом на фестиваль. После фестиваля многие материалы будут в свободном доступе на основе лицензии Сreative Commons.

крастота в деталях

Screen Shot 2016-06-22 at 1.07.08 AMпрограмма специального семейного маршрута “Красота в деталях” выйдет на 3-х языках, а прототипом стал одноименный семейный маршрут от музея Метрополитен, Образовательный отдел которого консультировал меня в создании данной брошюры. 

Screen Shot 2016-06-22 at 1.07.34 AM

Screen Shot 2016-06-22 at 1.08.26 AM Screen Shot 2016-06-22 at 1.08.55 AM

Кстати, такая же программа приготовлена для Азербайджанского Национального Музея Искусств, только у меня нет бюджета на ее печать, так что, если найдется меценат, кто захочет поздравить самый первый музей Азербайджана с 80-летием в этом году, то дайте знать!

Работала я над этими музейными материалами около 1.5 лет, а стало это возможно благодаря гранту UNESCO. Большую часть времени провела над сбором информации и изучением опыта западных музеев таких как ньюйоркские Метрополитен и МОМА, The Barnes Foundation в Филадельфии, National Gallery и William Morris Gallery в Лондоне, Zoom Kindersmuseum в Вене и проч. Последним этапом моей эпопеи стал тренинг в лондонском V&A на тему создания инновационных образовательных программ. К слову, больше чем я, окончания работы над этим проектом ожидает, наверное, только дизайнер С141 Сабина, которая за время совместной работы стала экспертом в коврах!

dragon-1

А еще 25 июня в субботу в 17:00 на 3-м этаже экспозиции в актовом зале я буду читать сказку “Волшебный Ковер Али и Зюмрюд” о путешествии во времени в Шушу 18 века и драконовых коврах (тех самых, которые я мечтаю увидеть в Азербайджане) в сопровождении иллюстраций от Аиды Амировой. Некоторые из иллюстраций мы использовали для пазлов и открыток на память. Кстати, тут начало сказки.

3. Почему надо записываться заранее на некоторые мероприятия? 

Места на некоторые мастер-классы ограничены. Мы постараемся вместить всех, но приоритет будет дан тем, кто заранее записался.

4. Почему билеты платные? 

Вся прибыль с фестиваля пойдет на развитие программ Детского Музея при Азербайджанском Музее Ковра. Кстати, даже если билеты на фестиваль платные, они обойдутся семье или паре “родитель + ребенок” дешевле стандартных билетов в Музей Ковра. Кроме того, фестивальный билет дает возможность посетить экспозицию музея.

prices

5. Мне стало интересно и я хочу прийти на Семейный Фестиваль. Что делать?

Вся инфо по данной ссылке. Звоните по телефону (+ 99412) 497 20 57 и пишите на ФБ страничку музея.

Ждем Вас в Азербайджанском Музее Ковра в эти выходные!

 

Обложка(с текстом) copy 2

Волшебный Ковер Али и Зюмрюд

Неудачная “ковровая охота” на карабахские Драконовые ковры из коллекции музея Сан-Франциско, вдохновила меня на написание сказки. Закончила я ее еще прошлой зимой, но долгое время не знала, что же делать с ней дальше. Представляю Вашему вниманию и конструктивной критике отрывок сказки с иллюстрациями молодой художницы Аиды Амировой. Сложнее всего нам дались исторические иллюстрации: мы старались передать все особенности ковроделия, быта и национального костюма 18-го века. Забегая вперед, хочу сообщить, что авторское чтение всей сказки на русском языке в сопровождении иллюстраций и рассказа о Драконовых  коврах очень скоро состоится в Баку, а до конца года я ставлю цель опубликовать сказку на русском и азербайджанском языках. Кому интересно узнать первыми о новостях и судьбе публикации, подпишитесь на страничку Milli İrsimiz.

Обложка(с текстом) copy

Разговор во время обеда

Шел один из самых обычных майских дней, когда до летних каникул оставалось совсем немного и так хотелось, чтоб они наступили скорее. Поэтому было особенно странно, что за обедом Зюмрюд и Али, брат и сестра, обычно очень разговорчивые и веселые, впервые сидели молча.

Вы поссорились? – спросила мама

- Нет – вздохнув, сказала Зюмрюд – Нам дали скучное задание в школе

- Любое дело может оказаться скучным или, наоборот, стать интересным. Все зависит от того, как ты к нему подойдешь!с улыбкой произнесла мама

- Мама! Это реально скучно! Мы должны написать сочинение – жалостно протянул Али

- Да, на тему «Ковры Азербайджана». Кому интересны эти половики! – продолжила Зюмрюд

- Как тебе не стыдно, Зюма, так говорить! А знаете ли вы, что наша семья имеет самое прямое отношение к коврам – наш очень далекий предок Микяил бек был знаменит своими коврами на весь Карабах? – спросила детей мама

- Как? Но мужчины же не ткут ковры! – улыбаясь, сказал Али – Их ткут пожилые женщины! Например, как наша бабушка!

Шутка Али понравилась Зюмрюд, и они оба залились громким смехом.

- У него был цех, а ковры ткали его работники: и женщины, и даже молодые девушки, и девочки.

- Девочки?! А как же права ребенка на счастливое детство и международный рабочий кодекс?! – возмутилась Зюмрюд

- В то время не было никаких кодексов, глупая! – ответил Али

- Мама!!! Скажи ему, что я не глупая!

- Вы оба у меня умные, а еще вы должны доесть свой обед. Тогда я расскажу вам кое-что интересное.

Дети закивали и мама продолжила:

- Ковры ткали все, и они имелись у всех дома, ковры не только украшали дома, но и спасали от холода и даже оберегали от злых сил. Каждая девочка твоих лет, Зюма, уже умела ткать ковры и наверное уже создала хотя бы один ковер для своего приданого.

- Ха-ха, Зюма, а ты будешь делать ковер, когда выйдешь замуж за Мурика?

- Мама, скажи ему! 

- Дорогие мои непоседы, не дразнитесь и не ссорьтесь, вы разрешите продолжить? – полушутя-полусерьезно спросила мама. Молчание означало согласие. – Так вот, ковры эти делали на продажу. Художники придумывали рисунки, а ткачихи из них создавали ковры. Для этого Микяил бек нанял много работников. Но не так это было легко устроиться к нему на работу. Специально нанятый человек ездил по деревням и отбирал талантливых девочек, которых привозили в Шушу в цех к дедушке.

- Так твой прадед проводил кастинг, – подытожила Зюма

- Можно и так сказать. Эти девочки жили вместе и учились у более опытных ткачих как создавать ковры. Эти ковры настолько радовали глаз, что их дарили в качестве дорогих подарков очень важным людям, они ценились выше золотых украшений в приданом невесты и их передавали по наследству.

- А у нас есть такие ковры?

- И да, и нет!

- Так ведь не бывает! У тебя либо есть что-то, либо его нет! – воскликнул Али

- Вы не кушаете! Еда остывает! Мы пойдем завтра к бабушке Айше, и она вам все расскажет!

 Дети заметно повеселели. Скучное школьное задание превратилось в захватывающую историю об истоках семьи. Все оставшееся время они обсуждали наперебой вопросы, которые смогли бы задать завтра бабушке.

1+text copy

В гостях у бабушки Айши

На следующий день, не успев еще переступить через порог дома, Зюмрюд и Али, закидали бабушку вопросами.

- Айша няня, мама сказала, что твой прадедушка делал ковры!

- А какие ковры ткались в его мастерской?

- А почему у нас нет его ковров?

- А ты видела как ткут ковры?

Бабушка обняла внуков и с улыбкой сказала:

- Вначале поцелуйте свою бабушку, снимите туфли, вымойте руки и идите в гостиную. Я поставлю чай, а вы сядьте поудобнее, я скоро буду.

- А ты ответишь на все наши вопросы? – хитро прищурив глаза, уперев руки в бока и преграждая бабушке путь, спросил Али

- Да, мои птенчики!

Гостиная бабушки была настоящим кладом для любознательных внуков: в ней доминировали кремовые стены со старинной лепниной и коричневые тона антикварной мебели с бронзовыми элементами, которые так любили рассматривать дети, стены комнаты были увешаны картинами, на подоконниках и по углам были расставлены горшки с цветами, а в старинном резном комоде тесно стояли фигурки и посуда – семейные реликвии. Оставшись наедине Зюмрюд, как всегда подошла к комоду разглядывать «бабушкины сокровища», а Али облокопился на ручку массивного кресла и принялся играть в мотогонки на своем телефоне. Через десять минут бабушка вошла в гостиную с альбомом фотографий и картонной коробкой. Бабушка села на диван и пригласила внуков сесть рядом.  Али и Зюмрюд сели по обе стороны и заерзали от нетерпения узнать, что же такого принесла бабушка. Бабушка Айша начала свой рассказ:

- Вы знаете, что мой пра-пра-пра-пра-прадед Микяил был беком. Беки обычно владели землями, на которых работали крестьяне. Сами они ничем особым не занимались. Но мой дедушка был другим. Он интересовался историей, искусством и путешествовал. В один прекрасный день он решил посвятить себя тому, что любил больше всего, – коврам.Его друзья поначалу смеялись над ним, что не бекское это дело и зачем ему что-то еще, если он уже богат. Но он говорил, что это для души, а не денег ради. Он хотел создавать красивые ковры, которые бы грели дом зимой и согревалм душу своих хозяев. В те далекие времена всем девочкам следовало знать искусство ковроделия. Каждая семья ткала ковры для себя. Эти ковры были небольшими и рисунки создавали по памяти. Богатые семьи ткали ковры на заказ в специальных мастерских. В то время в Шуше уже были мастерские, которые производили большие и красивые ковры на продажу. Там все было как на фабрике – каждый знал свои обязанности. Очень быстро мастерская моего прадеда из нескольких ткачих выросла до пятидесяти работников, а он сам получал заказы не только от местной знати, но и от купцов, которые увозили ковры в Турцию, а оттуда в Европу. Вот, смотрите, это фография моего дедушки Мирзы, офицера Царской Армии, которую он сделал в Петербурге. Он приходится Микяил беку правнуком. А назвали его в честь деда, сына Микяила. Ему, в отличие от его отца, больше нравился запах пороха, военные походы, красивая военная форма, награды и балы в столице Российской Империи. После того, как Азербайджан вошел в состав России, он стал офицером царской армии и даже участвовал в нескольких походах. После него все мужчины в нашей семье были военными. Микяил бек был очень расстроен тем, что никто не захотел продолжать ковровое дело и очень остро переживал. Но любовь к коврам осталась в нашей крови. Когда дом моего прадеда Мирзы был разграблен бойцами Красной Армии, то они случайно устроили там пожар. Мирза бек с риском для жизни вбежал в горящий дом спасать ковер. Для грабителей ковер не представлял никакой ценности, а для него это была фамильная ценность, часть его истории, память об отце Микяиле, который к счастью не дожил до этих страшных времен. Мой прадедушка смог спасти только небольшой фрагмент, он никогда с ним не расставался. Вот он.

2+text copy

Бабушка достала из картонной коробки все, что осталось от семейного ковра. То, что увидели дети, сложно было назвать ковром. Это был небольшой фрагмент. Часть его больше походила на плотную ткань с рисунком: привычный мягкий ворс ковра во многих местах стерся и казалось, что ковер полысел так же, как лысеет человек. Первое, что бросалось в глаза – это фигуры, похожие на листья с зубцами, которые скрещиваясь друг с другом, создавали ромбовидный узор на бордовом фоне фрагмента.

- Чтобы узнать ковер, надо его обязательно потрогать. Только по очереди, он очень старый и очень хрупкий! Погладьте его, как будто вы гладите любимое животное. Посмотрите как он играет оттенками от направления света!

- Я первый! Потому что я старший! – сказал Али

- Ха, на пять минут! – ответила его близнец Зюмрюд

- Как настоящий мужчина Али уступит первенство своей сестре, так ведь? – сказала бабушка Айша

- Ладно, убедили! 

- Мне страшно, вдруг он порвется – сказала Зюма

- Он уже порванный! – ответил Али

- Посмотрите на ковер. Это всего небольшой фрагмент, а сам ковер был размером как эта комната! Представляете, какой большой и красивый он был! Посмотрите на его узор – он повторялся по всему ковру. Представляете, как эффектно это выглядело! А цвета? Они не такие яркие, как раньше, но даже в таком виде, этот фрагмент для меня намного важнее, чем любой современный ковер. У него есть душа, история!

- А почему ты тогда не повесишь его в рамочку над диваном?

- Я хочу сохранить его для ваших внуков, а старинные ковры портятся от света и влажности!

- А что такое влажность? 

- В воздухе всегда содержится вода в качестве пара. Это и есть влажность. Ее измеряют в процентах. Из-за того, что город расположен на побережье Каспийского моря, влажность вБаку очень высокая. Ковры не любят влажность и плохо ее переносят. 

- Бабушка, ты тогда немного похожа на ковер! Ведь ты тоже плохо переносишь влажность из-за твоего ревматизма!

- Ну, можно и так сказать, Алишка – улыбнулась бабушка, погладив внука по голове

- А-а-а что это за белая закорючка с цветными точечками? – спросила Зюма

- Это очень традиционный для нашего региона узор. Называется “дракон”

- Какой это дракон?! Это непонятно что! – возразил Алишка

- Это то, как наши предки видели драконов. Это стилизованное изображение

- Что такое “стилизованное” – спросила Зюма

- Это когда ты не просто изображаешь что-то, а используешь свое воображение. К тому же, более простые геометрические линии такого рисунка помогают красиво воспроизвести его на ковре.

- Бабушка, по-моему, у тебя чайник кипит!

- Ах да, точно, кипит! Я сейчас вернусь.

 

Все интересное только начинается

Бабушка вышла на кухню, и дети остались одни. Они разглядывали оставшийся у них на руках потрепанный фрагмент ковра.

- Интересно, а как его делали… – задумалась Зюмрюд

- Мы это никогда не узнаем!

- Почему ты так говоришь?! Ой! Смотри, дракон мне подмигнул!

- Как он тебе может подмигнуть?! Он же ковровый! Это от света, наверное, переливается шерсть – ответил Али

- Нет, смотри, смотри! – завизжала Зюмрюд

Вдруг произошло самое невообразимое: дракон на ковре начал шевелиться, обретать форму и понемногу вырастать. Вначале дети увидели, как небольшая лапка отделилась от ковра и помахала им. Потом из ковра вылезла мордочка и подмигнула детям. По мере того, как изображение из плоского превращалось в объемное, оно росло, и дракон уже начал достигать двух метров. Он все рос и рос, пока не уперся головой в потолок. А потолок в квартире бабушки Айши был почти 3,5 метра!

3+text copy

Дети смотрели на все это удивленными и испуганными глазами и не могли ни шевельнуться, ни заговорить! Нельзя сказать, что дракон внушал страх. Да, у него торчали когти и большие клыки, а все тело лоснилось чешуйками, но у него также были такие большие и добрые глаза необыкновенного бирюзового цвета! Тишину нарушил сам дракон:

- Какие тесные сейчас стали дворцы беков, даже выпрямиться нельзя во весь рост! Как бы не сломать чего-нибудь! – заметив, что дети смотрят на него со страхом, дракон обратился к ним – Не бойтесь меня! Я добрый водный дракон Братец Су, и я приношу удачу! Это вы внуки Микяил бека: Али-бек и Зюмрюд-ханым?

- Ну-у-у, мы не совсем что внуки, это наш пра-пра-пра-пра-пра-пра-прадедушка! Фууф! Чуть не ошибся! Мы даже не знаем, как он выглядел, потому что он жил еще до изобретения фотографии, но мы знаем, как выглядел Мирза-бек, который спас тебя от пожара, - засмущался Али

- Бедный Мирза бек, хороший был, храбрый! Жалко его, только за то, что он был белогвардейским офицером, его много обижали в Советское время, даже в Сибирь отправили два раза! И я два раза был с ним! Я, если честно, запутался во всех этих “пра” и сколько раз их надо говорить. Вы одного возраста с другим Мирзой беком, сыном моего хозяина Микяил-бека. Так что, семейные узы делают вас моими хозяевами! Я предлагаю вам незабываемое путешествие в прошлое! У вас столько вопросов и такой интерес к истории, что вы заслуживаете увидеть все своими глазами!

- А как же наше настоящее? Нас же будут искать! – забеспокоилась Зюма

- Поверьте, они ничего не заметят, вы вернетесь в тот же самый момент, и бабушка даже не заметит, что вы куда-то улетали.

- Как здорово! Я всегда хотел настоящих приключений, а парижский Диснейленд для меня до сих пор остается пределом экстрима!

- Не умничай, Алишка. Ты визжал как пятилетняя девочка на одном из аттракционов!

- Это я делал, чтоб развеселить тебя. К тому же, тогда мне было девять лет, а сейчас почти одиннадцать!

- Али бек, Зюмрюд ханум, я не могу долго оставаться в мире людей, меня никто не должен видеть, кроме вас. Сейчас вернется Айша-ханум, у нее больное сердце, еще приступ начнется при виде меня! Садитесь мне на спину и держитесь крепко: я люблю скорость!

Дети быстро вскарабкались на спину дракона, крепко-крепко обняли его за шею и зажмурили глаза.

- Не бойтесь! Это не страшно!

Через мгновение привычная и уютная гостиная бабушки начала меняться в цветах и формах, все закружилось и смешалось.

- Мы в космосе? 

- Нет, мы в коридоре Времени, и это самое красивое, что вы видели в своей жизни… Ну, второе, после ковров с рисунком дракона! 

- А он смешной, и мне совсем не страшно! А тебе? – прошептала на ухо Али Зюмрюд

- Конечно нет! Если не страшно девочке, то и мне, настоящему мужчине, не страшно!

- А мне кажется, что ты так и хочешь закричать как тогда в Диснейледне! Ай, не щипайся!

- А ты не дразнись!

- Ребята, мы уже почти добрались. Смотрите, мы в Шуше!

- Я ничего не вижу, кроме неба! – сказал Али

- Смотри вниз! 

- Дракоша, ты идешь по воздуху?!

- Да, я ведь водный дракон и у меня нет крыльев, чтоб летать! Зато я могу ходить по любой поверхности, и мне все равно, это земля, вода или воздух.

Под ногами открывался волшебный вид на город, утопающий в зелени. Все казалось игрушечным: дома, люди, деревья!

4+text copy

- Смотри, на них одежда как в музее! - заметила Зюмрюд

- Да! Мы же оказались в 1163-м году – важно заявил Братец Су

- В каком-каком году?

- В 1163-м, если исходить из мусульманского летоисчисления или 1750-м по григорианскому календарю, если вам так проще - ответил Братец Су

- А, так значит мы оказались в 18 веке! – выразил свой восторг Али

- Супер! А почему везде только дядечки? – удивилась Зюмрюд

- Потому что женщины сидят по домам и редко выходят на улицу! – ответил Братец Су

- Как хорошо, что я живу во время, когда могу выходить на улицу! Надо объяснить это женщинам!– произнесла Зюмрюд

- Борец за права женщин, лучше посмотри, как на повозке с ослом кто-то везет свернутый ковер!– перебил ее Али

- Дракоша, ты можешь пойти за ним? – спросила Зюмрюд

Они последовали за повозкой: она шла по мощеным камнем улицам, мимо красивых каменных одно- и двухэтажных домов, утопающих в широкой тени деревьев, а Дракон мягко ступал своими лапами по воздуху.

- Смотри, он идет на базар, как бы не потерять его в толпе! – предупредил Али

- Не беспокойся, Али-бек, я вижу на километры и могу разглядеть иголку в стоге сена!

Повозка остановилась около большого здания, и оттуда вышли двое мужчин.

- Что они делают? - с любопытством спросила Зюмрюд

- Это турецкие торговцы. Завтра рано утром они уедут обратно к себе, а ковер, наверное, привезли им на продажу.

- А что с ним будет потом? - продолжила Зюмрюд

- Дальше, его продадут в Европу. Кстати, открою вам секрет, этот ковер соткали на несколько лет позже ковра, из которого вышел я! Я очень горд, что мой ковер заказали в честь рождения Микяил бека в 1700 году!А теперь он находится в музее!

- Как в музее! У нас в Баку?

- Нет, мои любимые. Я никогда не был в бакинском музее, потому что у меня нет там друзей и родственников. Зато, когда ваша бабушка Айша ханум идет спать, я незаметно выхожу из коробки и путешествую по разным музеям, где живут такие же драконы как я. Вот этот ковер, например, сейчас в Европе, в Музее Исламского Искусства в Берлине и висит с другими коврами на стене, и на него смотрит очень много людей каждый день. Мои двоюродные братья рассказывают мне о посетителях музея – дракон на мгновение замолчал – Мне так печально, что все мои братья-близнецы сгорели в огне! Мы же добрые драконы воды и боимся огня! Меня бы постигла та же участь, но Мирза бек вовремя выхватил меня из огня! Я очень скучаю по своим братьям!

- Не расстраивайся! Не все потеряно! Ты ведь уцелел, бабушка Айша тебя очень любит, и мы тоже любим – ободрила дракона Зюмрюд

Оба ребенка начали гладить и обнимать дракона, чтоб приободрить его. Братец Су заулыбался: всегда приятно знать, что ты не одинок, и тебя любят.

- Я покажу вам еще кое-что. Мы пойдем в сторону, откуда шла повозка. Видите вот это роскошное здание? Это дом Микяил бека. Только мы спустимся в лесу, я уменьшусь в размерах и спрячусь в пиджаке Али-бека. Я не хочу, чтоб меня кто-то видел. – Дракон плавно опустился, спрятался в гуще деревьев, уменьшился до своих первоначальных размеров и снова сплющился.

- Ой, а мы уже и забыли, каким мальньким ты можешь быть. Давай, залезай мне за пазуху. Только старайся не двигаться! Я боюсь щекотки! 

- Буду сидеть смирно и говорить вам, куда двигаться. Выходите из рощи и идите прямо до дороги. Оттуда свернете направо и через некоторое время окажетесь у ворот дома Микяил-бека.

- А что дальше? - спросил Али

- Я все продумал. Увидите.

Продолжение следует…

dragon-1

P.S. Тем, кто нашел время и имел терпение прочесть текст до конца, у меня просьба: я буду очень признательна, если Вы заполните которкий опросник по данной ссылке. Полученная информация поможет спланировать следующие шаги в подготовке публикации сказки.

asli

Симфония цвета

В производстве ковров очень важны не только техника и навыки ткачихи, но и материалы, которые она использует – нитки шерсти, хлопка и шелка. Анализ структуры и технических показателей ковра расскажет, где и кем он был соткан.

При выборе ковра и принятии субъективного решения, красивый он или нет, многие обращают внимание не только на его рисунок, но и используемые цвета и их гармонию. Химические красители стали широко использовать со второй половины 19го века. Со временем, особенно под воздействием солнца шерсть, окрашенная химией, быстро теряла свой первозданный тон. Так что, если на ковре имеются яркие пятна цветов «вырви глаз» в то время, как все остальные довольно приглушены, или весь ковер как будто выполнен в «грязных» тонах – перед вами детище индустриальной революции и такой ковер не имеет большой ценности.

По-настоящему ценными считаются ковры с использованием натуральных красителей, но почти все технологии утрачены, и последние десятилетия во многих исторических центрах ковроделия стараются их восстановить. В Азербайджане чаще всего используют готовые нитки из Ирана, и мне знакома только небольшая горстка энтузиастов, которые следуют традициям и привозят шерсть прокрашенную натуральными красителями либо красят ее сами. С одним из них у меня состоялась встреча в конце 2014 года в Баку. Вюгар, проучившийся за границей на дипломата и проживший долгое время в Стамбуле, вот уже десять лет работает над созданием уникального ресурса о коврах Азербайджана. Один из разделов этого сайта – составление базы данных наших ковров в музеях и коллекциях мира на основе фото материалов и своей библиотеки. Вюгар также занимается современным производством исторических ковров с использованием натуральных красителей.

На чердаке загородного дома хранится шерсть, которую развозят по районам ткачихам: 

IMG_1563 copy

Для натуральных красителей используют минералы, а также представителей флоры и фауны (насекомые, моллюски и т.д.). Исходных материалов не так много, а различные оттенки получают путем смешивания в разных пропорциях красителей и продолжительности варки шерсти в чанах с горячей водой. Все зависит от опыта, познаний и мастерства варильщиков. Невозможно повторить точь в точь уже один раз созданный цвет – этим и прекрасны натуральные красители, а ковры с использованием естественно окрашенных материалов поистине уникальны.

В производстве азербайджанских ковров используются ряд красителей:

Резеда (аз. əspərək, лат. Reseda luteola) широко произрастает на Кавказе и используется для получения желтого цвета с древнейших времен. Наиболее подходят для этого молодые растения, произрастающие на сухой пустынной почве с большим количеством цветов и тонких желтоватых листьев.

Резеда: 

Reseda_spp_Sturm41

Так выглядит растение в высушенном виде: 

sudleyenРазличные вариации желтого:

IMG_1548 copy

Гранат (лат. Punica) – плоды растения, а именно, его кожура используется на Кавказе для получения желтых оттенков: чем моложе гранат, тем больше зеленого присутствует в полученном желтом тоне.

Кожура граната:

IMG_1553 - nar qabigi

Орех  (лат. Júglans) применяется для получения коричневых оттенков, в чистом виде дает светло-коричневый цвет.

qoz

Высушенная и истолченная толстая кожисто-волокнистая кожура ореха (со временем, данная кожура плода, высыхая, лопается на 2 части и сама собой отделяется):

IMG_1594 qoz?

Шерсть, выкрашенная орехом в готовом изделии:

IMG_1646 copy

Кошениль или Кошенильный червец (лат. Dactylopius coccus) – самки этого насекомого из отряда полужесткокрылых используются для получения цвета кармина (красно-пурпурный). Этот цвет обычно доминирует в коврах с рисунком “Дракон”.  Насекомых при помощи щетки или лезвия соскабливают с листьев в период, предшествующий откладке яиц. Насекомых сушат, после чего их размельчают и обрабатывают раствором аммиака или карбоната натрия, а потом фильтруют в растворе. Из-за трудоемкого процесса кармин дороже любого другого красителя.

Сушеные насекомые:

IMG_1592 insects

Марена красильная (лат. Rubia tinctorum L., аз. Adi Boyaqotu) произрастает на территории Кавказа и является одним из самых распространенных в Азербайджане для получения красного цвета. Пигмент, использующийся для получения красителей, присутствует во всем растении, но особая его концентрация содержится в корнях. Растение очень непривередливое и может расти почти где угодно. Получаемый из него краситель был качественным и дорогим по цене, поэтому в царской России занялись его коммерческим производством. После 1871 года с открытием искусственных ализариновых красок, плантации остались только на территориях около Баку, Дербенда и Самарканда. Сейчас выращивание марены в коммерческих целях не осуществляется.

Rubia_tinctorum_Sturm12048

Индиго получают сразу из нескольких растений, но исторически сложилось, что с древних времен используется произрастающее в тропиках растение Indigofera:

Indigofera_tinctoria1

Остальные цвета получаются путем двух или нескольких красителей. Так, зеленые оттенки получаются при смешивании индиго с резедой или кожурой граната. Черный и темно-коричневые цвета – это неокрашенная шерсть. Исторически, в азербайджанских коврах почти нет черного цвета, и он начал активно использоваться в ковроткачестве, особенно карабахских ковров с появлением химического красителя. Натуральный краситель получается при использовании ореховой скорлупы и непереводимого qurquşum.

Некоторые особенности азербайджанских ковров

Наши ковры хранят в себе множество особенностей, однако что-то забывается, чему-то перестали придавать значение. Вюгар рассказал, как в своих коврах он старается восстановить некоторые из них.

В советский период стали активно производить Ширванские ковры, однако с их популярностью утратилась их особенность – основу стали делать на хлопковых нитях. Шерстяная основа почти не используется в современном производстве ковров Ширванской группы вот уже около века, не говоря уже о двухцветных вручную скрученных нитях:

IMG_1585 copyДля сравнения: машинная нить (вверху, цвета охры) и нитка, скрученная вручную (внизу, бежевая):

IMG_1579 copyВо многих азербайджанских коврах завершающим штрихом является заплетение основы ковра подобным образом:

IMG_1583 -на безворсовом ковере бабушки Вюгара можно увидеть точно такие же двухцветные нитки основы:

IMG_1596 copy

Эффект qırçın (англ. specks) – неоднородная окраска шерсти…

IMG_1566 - qirchimIMG_1574 - qirchim … дает необычный и живой рисунок на готовом изделии:

IMG_1635x

А еще мне повезло наблюдать за процессом снятия ковра со станка дома у одной из ткачих. За несколько минут до “срезания” ковра:

IMG_5327_resized

Финальный аккорд: сильно натянутые как струны нитки основы хрустят под лезвием больших ножниц…

IMG_5333_adjusted

…а вот так выглядит ковер после того, как он снят со станка (его предстоит еще вымыть и только тогда он заиграет по-новому):

IMG_5346_adjIMG_5379_adj

О планах

В своей ежедневной работе Вюгар сталкивается с большим количеством людей, производящими ковры, но многие молодые ткачихи оставляют ремесло после замужества. Создание ковра – очень тяжелая работа, не всегда соответствующая затрачиваемым усилиям и времени. Вместе с ремеслом красильщиков ковроткачество может также уйти в забвение. Удивительно, что в селах еще живы те, кто знает секреты производства и использования натуральных красителей. Мечта Вюгара создать азербайджанскую версию турецкого проекта DOBAG – акронима от “Doğal Boya Araştırma ve Geliştirme Projesi”. Инициатива немецкого профессора Харальда Бехмера по изучению натуральных красителей превратилась в полномасштабный проект к 1974-му году, а к 1981-му совместно с женой он убедил женщин из селения Айвачик вернуться к натуральным красителям. Уже через несколько лет ткачихи деревень от Бергамы до Маниса объединились в первый и пока единственный женский кооператив по изготовлению ковров только с использованием натуральных красителяей. Благодаря активной деятельности Бехмера, проект DOBAG на начальных этапах получил грант от немецкого государства, а для исследовательской деятельности к нему был привлечен Университет Мармара. Создание подобной модели в Азербайджане сложно без субсидий и грантов, но даже без них, Вюгару удалось вернуть утраченные традиции ковроделия в производстве своих ковров. Кто знает, может в ближайшее время появится возможность более активно вовлечь старожилов в процесс сохранения и возрождения традиций и то дело, которое начал Вюгар, обретет иной масштаб.

IMG_1191 copy

Западный Подход к Азербайджан-ским Коврам

Именно так назывался цикл лекций известного эксперта и председателя академического совета международной организации ICOC (International Conference on Oriental Carpets) Альберто Боралеви, прошедших в Баку с 10 по 12 декабря при поддержке Министерства Культуры и Туризма.

Альберто Боралеви и Заместитель Министра Культуры и Туризма Азербайджана Севда Маммедалиева на открытии мероприятия:

photo 1

Лекции прошли в конференц-зале Музея Ковра:

photo 2 copy

На фото слева направо: сотрудник Музея Корва Ялчин Салимов и директор Ройя Тагиева, Альберто Боралеви и я:photo 6 copy

С Альберто мы знакомы сравнительно недавно. В середине декабря прошлого года я вернулась в Милан после некоторого пребывания в Баку с твердым решением узнать побольше об азербайджанских коврах. Меня всегда удивляло то, как легко и просто порой можно обратиться к незнакомому человеку на Западе и получить от него поддержку. Я написала письмо в редакцию журнала о коврах, а его редактор разослал письмо «rug people». Альберто был первым, кто откликнулся на просьбу. С той поры я считаю его своим учителем и главным человеком, благодаря которому оформился и развился мой интерес к ковровому искусству.

Мою идею и предложение совместно разработать программу для музейных сотрудников, студентов и педагогов ВУЗов, он встретил с большим энтузиазмом. Поездка в Баку была очень интересна еще и потому, что открытие нового здания Музея Ковра было мало освещено в иностранной прессе, и пока никто из западного коврового сообщества не видел здания и экспозиции нового музея воотчию.

Хорошо, что эта роль выпала Альберто, который очень тепло относится к Азербайджану и на протяжении последних 20 лет сделал много для страны, в том числе способствовал включению азербайджанского ковра во всемирное наследие ЮНЕСКО и убедил супругу американского коллекционера Шильц передать нашему музею два ковра.

Осмотр Музея Ковра в промежутках между лекциями:

IMG_1019 copy

В святая святых любого музея – хранилище – мы попали на второй день:

IMG_1129 copy

Так выглядит хранилище на минусовом этаже – ряды сверкающих кубов, где разложены ковры. Данные кубы герметичны (прибрежное расположение здания музея повышает риск затопления) и вмещают в себя до 300 ковров. Всего в коллекции музея около 6 тыс. ковров и текстильных изделий:

IMG_1088 copy

Для сравнения: так выглядит недавно отреставрированное хранилище для текстиля музея Виктории и Альберта в Лондоне. Вход открыт для посетителей, но только по предварительной записи за месяцы вперед:

IMG_8839

Так хранятся ковры в лондонском музее:

IMG_9013

Специально для нас в хранилище бакинского музея был расстелен шелковый ковер середины 20 века, подаренный иранской делегацией месяцем ранее в честь празднования Дня Азербайджанского Ковра (16 ноября):

IMG_1135 copy

Деталь ковра 1957-го года с изображением Ленина. Он настолько большой, что не может уместиться ни в один из имеющихся блоков хранения и для него изготавливается специальная конструкция:

IMG_1108 copy А вот как он выглядит в развернутом виде (фото из Wikipedia):

Один из авторов ковра, Лятиф Керимов, на фоне своего творения:

Ленин

Уезжал Альберто очень довольный своим визитом: несмотря на столь короткое пребывание, по его словам, он узнал и открыл для себя много нового, в частности, коллекции текстиля в ведущих музеях Баку. Кроме того, у него расширился круг знакомств в ковровом сообществе страны: он познакомился с теми, кто изучает ковры, занимается их современным производством либо вдохновляется ковровыми рисунками в своем творчестве.

В цехе “Азерилме”:

IMG_1183 copy

Разговоры о коврах с директором “Азерилмя” Видади Мурадовым:

IMG_1218 copy

В гостях у участницы наших лекций Расмины Гурбатовой:

10841727_10205380488774216_2027099496_n

В свою очередь, я провела опрос среди участников мероприятия и результаты нас приятно удивили:

Slide1 Slide2

Так как нам кажется, что на проводимом мероприятии присутствовали не все, кому это могло быть интересно, я размещаю краткую информацию по темам лекций на английском языке. Русским переводом я поделюсь позже.

IMG_8936

Охота за коврами. Предыстория

Начало истории по данной ссылке.

Ровно год назад так сложилось, что я стала задаваться вопросами о том, что такое азербайджанский ковер, как отличить хороший ковер от плохого и на самом ли деле азербайджанский ковер, который был включен в 2010 году в мировое культурное наследие ЮНЕСКО настолько значим. Этим я и решила заняться в появившемся между проектами окне (по профессии я стратегический консультант крупного бизнеса, базируюсь в Европе).

Приехав в Баку, я вспомнила о купленных еще десять лет назад трех томах монографии Лятифа Керимова в знаменитом букинистическом магазине Эльмана Мустафаева рядом с Девичьей Башней. Тогда, на мой взгляд, эти книги были основным и единственным трудом по азербайджанским коврам. Но пролистав их еще раз, мне захотелось узнать больше и я впервые задумалась об иностранных авторах и каких-то иных источниках об азербайджанских коврах. Поэтому я обратилась к Интернет, где мне пришлось долго искать, пока я не нашла контакты редактора журнала Jozan и как в цепной реакции вот уже год я нахожусь в поиске и знакомстве с людьми по всему миру, которым близка тема ковра, а им, в свою очередь интересен Азербайджан и наши ковры. Здесь и начинается самое интересное, потому что если я смогла найти частично ответы на предыдущие вопросы, у меня появилось слишком много новых.

В истории моего интереса к коврам есть несколько лично для меня открытий:

Первая: из-за больших различий в подходе западных и наших исследователей к истории, этнографии и исследованиям самих ковров есть большие различия в понятии «азербайджанский ковер». В нашем понимании ковры из областей Южного Азербайджана Ирана – азербайджанские. С этим не соглашаются работники зарубежных музеев, которые подписывают лейблы к музейным экспонатам, называя их персидскими. Если это еще как-то можно допустить, если будет даваться какая-то географическая или историческая справка, то в случае с коврами из Карабаха, их редко ассоциируют с Азербайджаном. С этим я часто сталкиваюсь на аукционах и в некоторых музеях. Так, например, в музеях городов Эстергом (Kereszteny Museum) и Будапешта (Iparművészeti Múzeum) в подписях к коврам 15го (первые три фото) и 17го веков (четвертое фото) из Карабаха с очень узнаваемым “драконовым” рисунком имеется пометка «армянские ковры»:

Kereszteny Museum - 15c Dragon and Phoenix carpet Kereszteny Museum - 15c Dragon and Phoenix carpet - Detail

Kereszteny Museum - 15c Dragon and Phoenix carpet - Signage

Iparművészeti Múzeum signage

Я уже писала о том, почему это происходит и выразила свою точку зрения по поводу необходимости новых исследований. Насколько мне известно, уже были попытки создать рабочую группу для обсуждения этого вопроса и очень надеюсь, наши эксперты продвинутся в этом вопросе. Пока этого не сделано будет вечное недопонимание и несоответствие классификации ковров.

Вторая: Самые лучшие экземпляры наших ковров и текстиля находятся за пределами Азербайджана. Печально то, что многие хранятся в фондах, а не в экспозиции и не доступны обычным посетителям. Так, например, V&A Clothworkers Reserves в Лондоне – это отдельное здание, отданное под текстильную коллекцию музея Виктории и Альберта, куда пускают только по пропускам и надо записываться за несколько недель, если не месяцев, находятся самые лучшие, что я видела примеры азербайджанских вышивок шелком на хлопке (всего их около 60 в коллекции музея).

V&A Clothworkers Reserves

V&A Clothworkers Reserves - Az embroidery study

В рамках коврового тура по Англии, я провела целый день в фондах музея. Вышивка 1820-1830гг., которую мы изучаем на фото вверху, невероятна по своим характеристикам и имеет идеальное исполнение как с лицевой, так и с обратной стороны. А вот другая, первой половины 18го века, представляющая сцены из охоты персидских миниатюр и выполненная в традиционных для Азербайджана цветах:

V&A - Az embroidery

IMG_8939IMG_8936

У этого ковра 17го века Ширванской группы уникальный рисунок бордюра, а медальоны перекликаются с предыдущей вышивкой:

V&A Clothworkers Reserves - Shirvan rug

V&A Clothworkers Reserves - Shirvan rug 7

Самый старинный ковер из известных такого типа поздних “драконовых”, которые у нас в Азербайджане зовут “Челеби” также находится в Лондоне, очень похожий по стилю и немного поздний экземпляр имеется в музее в Ереване:

IMG_8985

Вышивка крестом шелковыми нитками (частное собрание, Милан) 17го века редка по своим техническим показателям, яркими цветам, а по мотиву рисунка относится к переходному периоду от “драконовых” орнаментов к “флоральным”:

17с Dragon Embroidery Wher collection

17с Dragon Embroidery Wher collection - Detail

Мне посчастливилось увидеть приведенные примеры декоративно-прикладного искусства Азербайджана в живую, к сожалению, сделанные мной фотографии не дают всех деталей и не передают красоты этих произведений. Я очень надеюсь, что в скором времени будет возможность привезти в Баку эти и много других экземпляров азербайджанского искусства, находящихся в различных музеях мира. Все, как всегда упирается в бюджет и понимание того, что такая выставка требует как минимум года для подготовки. Кураторов же, которым ведущие музеи и коллекционеры доверили бы свои экспонаты тоже не так много и их графики расписаны на несколько лет вперед.

Третья: Коллекция Музея Ковра Азербайджана нуждается в новых закупках и развитии, т.к. пока очень мало материала, датируемого раньше 1850-го года. Именно из-за этого, коллекция в несколько тысяч экземпляров первого в мире музея ковров не отображает в полной мере традиции ковроделия страны и региона. Однако, в последние годы положено начало новым закупкам и поступлениям. Так, в 2012 году коллекция музея обогатилась рядом ковров, приведенных ниже.

Это  карабахский ковер первой половины 18 века, относящийся к группе “Blossom Carpet” или “Floral Carpet”, т.е. ковров только с флоральным орнаментом, производных от традиционных «драконовых» ковров, которые турецкий исследователь Шераре Еткин в своем труде «Ранние Кавказские ковры в Турции», 1978г. выделяет в отдельную категорию. Данный ковер (на фото справа) был передан в музей по линии ЮНЕСКО вдовой американского коллекционера, члена Чикагского Общества Восточных Ковров и Текстиля и музыканта Чикагского Симфонического Оркестра Гровера Шильца (Schiltz) – страстного любителя Кавказа и ковров. Также Беверли Шильц передала музею гянджинский ковер 19го века с тремя орнаментальными медальонами в виде двойных стрел (на фото слева). Торжественная церемония прошла в рамках коврового тура по Азербайджану, организованного International Conference on Oriental Carpets (ICOC) в партнерстве с Министерством Культыры и Туризма Азербайджана и Музеем Ковра.

ceremony-480x318

Помимо одной из первых в истории независимого Азербайджана пожертвований, при поддержке Министерством Культуры и Туризма в конце 2012 года Музей также приобрел два ковра. Купленные у уважаемого флорентийского дилера Альберто Боралеви, ковры достаточно необычны по своему рисунку. Первое фото – это газахский ковер 19го века:

2 - Pinwheel Kazak 240x152

О втором, ковре “Зейхур” в номере 113 от 2000г. самого престижного журнала о коврах «Халы» было сказано следующее: “Какие-либо фигуративные изображения неприсуще кавказским коврам, обычно это отдельно стоящие фигуры, изображенные в наивной и схематичной манере. Центральная же сцена на ковре Боралеви уникальна по своему формату и богатству деталей.” Автор, Gerard Boeli, в конце своей статьи добавляет, что данный ковер по своим эстетическим характеристикам, цветам и технике, находится на пересечении трех культур и традиций (России, Персии и Кавказа) остается загадкой, что еще больше делает его привлекательным для любителей ковров.

1-pictorial Seikhur 391x300

Деталь ковра, которая столь высоко оцененная автором статьи: 9016 seikhur 391x300 det 1

Строительство нового здания музея с просторными подсобными помещениями и хранилищем дает возможности и дальше расширять коллекцию. Если закупки обретут системный стратегический подход и фокус будет на более ранних экземплярах и на исключительных примерах 19 века, как представленные выше, то есть все предпосылки располагать уникальным по своей тематике музеем национальных ковров, но и саму коллекцию сделать неповторимой по объему и глубине, что поставит Музей Ковра Азербайджана на один уровень с ведущими музеями текстиля в мире.

Четвертая: проблема исследователей Кавказа
На одном из мероприятий, на которых мне удалось побывать, российский ученый Елена Царева эксклюзивно представила результаты своего исследования по коврам Туркменистана (они выйдук к публикации только через год). Этот очень интересный для коврового сообщества и важный для истории Туркменистана труд натолкнул меня на мысль узнать, может быть есть кто-то из иностранных экспертов, кто работает над исследованиями по Азербайджану. Однако, как отмечают все, с кем я ни говорила на эту тему, имеющиеся исследователи-иностранцы либо слишком заняты, либо слишком стары, чтоб посвятить следующие 5-20 лет новому исследованию. Даже такая организация как самый влиятельный по вопросам ковров журнал “Халы” не справилась с просьбой одного моего знакомого из Милана найти для него молодого грамотного специалиста по Кавказу. Еще раз, как бы это не было обидно, по слухам, армянская диаспора выделила бюджет на исследование ковров и готовит группу молодых специалистов. Им нет тридцати, они в совершенстве говорят на нескольких иностранных языках и они понимают, какая миссия им предстоит в ближайшие годы – фокус на коврах Карабаха, Нахчивани, Гянджи и Газаха. Я встречала некоторых из них на международных мероприятиях, их активность не находит адекватного противостояния с азербайджанской стороны. Те, кому это может быть интересно, может быть не осведомлены о подобных мероприятиях, поэтому в своих публикациях я буду рассказывать о прошедших либо запланированных событиях, чтоб привлечь интересующуюся коврами молодежь к этим вопросам.

И в заключении, немного личного

У моей прабабушки в приданом было много ковров и она их очень любила. Наверное, эта любовь передалась и мне, вместе с семейной историй о потере ковра по независящим от нашей семьи причинам. Насколько я понимаю по описанию, этот ковер был так называемый шелковый намазлыг (ковер для совершения молитв), наверное, из Южного Азербайджана, так как складывался до очень небольших размеров и по детским воспоминаниям мамы «переливался на солнце» (у нас производство шелковых ковров не распространено). Ни точных цветов, ни рисунка – информации, который недостаточно, чтоб его найти. Вот уже который год мы пытаемся воспроизвести цепочку событий и отыскать его в Гяндже. По всей, видимости, он уже давно перекочевал через турецких ковровых дилеров, хлынувших в Азербайджан в начале 90-х в какую-нибудь частную коллекцию. Может быть, на подсознательном уровне мне стали интересны ковры из желания найти именно наш семейный ковер или хотя бы что-то, что может напомнить маме тот из ее детских воспоминаний.

asas

Охота за коврами

Аукцион в Нью-Йорке.

22-го октября в Нью-Йорке аукционный дом Sotheby’s проведет торги под названием Important English and Decorative Arts. На нем представлены два ковра с так называемым “драконовым” рисунком – отличительная черта карабахских ковров. Я считаю, что данные экземпляры должны быть в Музее Ковра Азербайджана, но на сегодняшний день, несмотря на значительный вклад в развитие и сохранения культуры ковроткачества,  отсутствуют какие-либо механизмы по стратегическим закупкам и развитию имеющейся ковровой коллекции. Как для любого проекта, так и для этого, нужен бюджет и продуманный подход. Следующие пять-десять лет очень важные и ниже я объясню почему. Я пишу данный пост в надежде, что на него откликнется кто-то, кому эта тема небезразлична, как и мне.

Представленные на аукционе ковры являются достаточно традиционными экземплярами (повторяющиеся зубчатые линии складываются в ромбовидный рисунок, внутри которого могут присутствовать дополнительные узоры, например, растительный орнамент пальметт, стилизованные драконы по форме напоминающие букву “S” или прочие животные) и судя по фотографиям подверглись реставрации в нескольких местах, что неудивительно для их возраста. Карабахский ковер 18го века из коллекции Роберта Гилла можно отнести к подгруппе “Дракон и Феникс”:

Sotheby's Oct 22 2014 NYC auction 18c Dragon carpet - Robert Gill

Sotheby's Oct 22 2014 NYC auction 18c Dragon carpet - Robert Gill Detail

А этот карабахский ковер 18го века из коллекции семьи Крокеров – к подгруппе “Четыре Дракона”:

Sotheby's Oct 22 2014 NYC auction 18c Dragon carpet - Crocker Family

На этом фото представлена увеличенная деталь ковра – посередине с обоих сторон изображены драконы, а правый верхний угол и еще в двух местах ковер был заново соткан (из видимых фрагментов на полном фото, я насчитала шесть зон):

Sotheby's Oct 22 2014 NYC auction 18c Dragon carpet - Crocker family -Detail

По своим характеристикам (больше геометрии и стилизованное изображение драконов) можно считать, что он создан немного позже ковра из коллекции Гилла.

Почему это важно?

Мы говорим, что ковры – это часть нашей культуры, но в самой стране мало по-настоящему ценных старинных ковров. В силу ряда обстоятельств они находятся за пределами республики в музеях и частных коллекциях.

Поиск коллекционеров, готовых передать свои частные коллекции в азербайджанские музеи и приобретение у них ковров, лично я считаю одним из самых важных элементов сохранения нашего культурного наследия. Не все могут понять моего желания и многие удивляются, узнав, что хороший ковер может стоить десятки, сотни тысяч и даже достигать миллионов в цене. Людям незнакомым с коврами мне всегда приходится доказывать и объяснять, почему какой-то старый ковер и даже может быть не целый, а лишь его изрезанный фрагмент изъеденный молью, может достигать астрономических сумм. Все хорошее и редкое стоит соответственно, а если говорить о произведениях искусства, коими являются ковры, они еще к тому же со временем растут в цене.

Именно сейчас самое подходящее время для приобретения частных коллекций, потому что многие наследники исторически значимых ковров решаются на их продажу. Эта тенденция продлится следующие несколько лет и вторая такая возможность будет только через 20-30 лет, если не позже.

Если говорить о коврах с рисунком «дракона», это еще и политический момент. Так сложилось, что в современном мире ковров очень сильна проармянская позиция, когда речь заходит о коврах этой группы. Я часто спрашиваю, почему эти ковры, принадлежащие земле Карабаха, считают армянскими и слышу в ответ «потому что там проживали армяне» или «это разве важно?» или «так сложилось, что их называют армянскими». Мне такая позиция очень не нравится и я понимаю, что это произошло из-за того, что исторически продажей ковров занимаются армяне, которые последовательно убеждают всех в том, что эти ковры армянские: они их коллекционируют, изучают и продают. В каталогах своих галерей они не напишут ничего, что могло бы связывать эти ковры с Азербайджаном. Как мне объяснил редактор одного уважаемого журнала о коврах, в пока что спорных моментах как этот, где для мировой общественности нужны факты раз и навсегда расставляющие точки над «и», позиция продавца и владельца ковра определяет, если он армянский или азербайджанский. Так что пока такого исследования нет и армяне скупают ковры этой группы, западной общественностью эти ковры будут считаться армянскими! Если ковры будут куплены Азербайджаном или азербайджанцами – это политический ход признания и обращения внимания на эту проблему и первый шаг длительной, сложной и многогранной работы по атрибуции карабахских ковров.

Моя первая попытка

16-го сентября у меня уже была попытка вывести несколько лотов с продажи в Вене, где проходил аукцион Fine Antique Oriental Rugs от Austrian Rug Company. Это было уникальное и очень яркое событие последних лет, на которое съехались эксперты и коллекционеры со всего мира. Среди 240 ковров из частных немецких и австрийских коллекций, представленных на продажу, в центре внимания было собрание профессора Гюнтера Маршалла (Prof. Dr. Gunther Marschall). Эта коллекция отборнейших ковров была собрана в 1950-60гг. при помощи легендарных ковровых дилеров – мюнхенской галереи Bernheimer и профессора Ульриха Шурмана (Dr. Ulrich Schürmann). Ранние книги последнего – это библия коллекционеров и музейных работников (хотя к концу своей жизни близкий друг Лятифа Керимова несколько дискредитировал себя в научном мире своим докладом о Пазырыкском ковре).

Это событие очень много обсуждалось в кругах специалистов и я решила попробовать включиться в охоту за ковровыми сокровищами. Мне пришла сумасшедшая идея, заручившись поддержкой своих контактов убедить владельца аукциона снять некоторые лоты с торгов и договориться о фиксированной цене продажи (лоты можно снять с аукциона, заплатив на 30-50% больше от максимально заявленной цены-эстимейта).

Выставлялись следующие ковры:

Необычный по своему размеру и композиции ковер 17го века, где представлены как элементы рисунка “Дракон”, так и сцены охоты. Это один из примеров коврового искусства, который поистине не имеет аналогов. Эксперты считают, что возможно были еще экземпляры, но они не сохранились до наших дней. Пока без особых на то оснований он назван армянским:Caucasian Dragon Carpet - Austria Auction Company

Безворсовый ковер сумах первой половины 19го века (Dragon sumak) – редкий экземпляр мастерской работы, цвета, композиции и внимания к деталям:

Dragon sumak - Sept 16, 2014 - Austria Auction Company - Caucasus first half 19

Ковер Казахской группы середины 19го века, Lori Pambak Kazak, упоминаемый Ульрихом Шурманым в своих трудах:

Lori Pambak Kazak - Sept 16, 2014 - Austria Auction Company - Caucasus mid 19

Еще один ковер Казахской группы, Fachralo Kazak, около 1870г., упоминаемый Ульрихом Шурманым в своих трудах:

Fachralo Kazak - Sept 16, 2014 - Austria Auction Company - Caucasus ca 1870

 

Намазлыг (Marasali prayer rug) необычных цветов, начало 19го века. Намазлыг – это небольшого размера ковер для совершения молитвы намаза. Эти ковры имеют особое строение – наличие мехраба – арки, повторяющей строение входа и внутренней архитектуры мечети:

Marasali prayer rug, published “Textil Kunst Feuer” TKF 1999 plate 54 - Sept 16, 2014 - Austria Auction Company - Caucasus early 19

 Фрагмент вышивки шелком на хлопке с элементами свастики, 18 век.:

Caucasian embroidery fragment, published Orient Stars 1993 Kirchheim plate 50- Sept 16, 2014 - Austria Auction Company - Caucasus 18с

Еще один ковер 18-го века, который по мнению ковровых экспертов, считается редким и ценным, за счет необычного и чем-то даже современного узора основного поля:

Borjalu Kazak, published Schuermann, Caucasian Rugs 1990, plate 9 - Sept 16, 2014 - Austria Auction Company - Caucasus 18с

Я надеялась, что кто-то из Азербайджана или с азербайджанскими корнями заинтересует возможность покупки этих экспонатов. Еще меня беспокоила многочисленная армянская делегация на данном аукционе и я переживала, что ряд ковров будет куплен ими. За очень короткий срок мне нужно было найти сумму в более чем 200 тысяч евро или хотя бы ее часть, заручившись наличием денег на покупку, чтоб остановить продажу. Я могла рискнуть и в случае, если бы не нашлась нужная сумма, отказаться платить, как это делают некоторые участники аукционов, но в таком случае, пострадала бы моя репутация. Настало утро аукциона и в моем инбоксе не было писем с желанным ответом. Ковры, на которые я «положила глаз» ушли ровно за столько, за сколько я их оценивала. Мне было очень обидно и больно, что ничего не получилось. Единственная моя радость – я знаю, кто их приобрел. Пока ковер не окажется в коллекции музея, всегда есть шанс его перекупить.

Как вернуть сокровища домой?

Как часто мы слышим изречение «где новые Тагиевы?». В вопросах, касающихся ковров помимо государственной политики, нужна еще любовь и интерес народа к своему искусству, желание его изучать, защищать интересы страны на международной арене. Это инвестиция в культуру, в историю, увековечивание своего имени в конце концов. Так что, к выражению «где новые Тагиевы?» я бы еще добавила «где азербайджанский Гуггенхайм

Подытоживая, хочу вернуться к аукциону, который пройдет 22 октября в Нью-Йорке. Я призываю вас привлечь к этой проблеме людей, которые могли потратить около $60-$80 тысяч на покупку ковра – я предполагаю, такова будет конечная стоимость каждого по окончанию аукциона. Цена вопроса – престиж страны, сохранение и возвращение культурного наследия в Азербайджан. В многолетнем споре о том, кому же принадлежат карабахские ковры пока что доминируют армяне и это несправедливо по отношению к нашим предкам и нашей истории! Давайте вместе попробуем это изменить!